Привет, сайт в процессе завершения. Некоторые ссылки могут не работать.
dzhejms ambujel prishestvie uvhasha - Джеймс Амбуэл: Пришествие Увхаша

Джеймс Амбуэл: Пришествие Увхаша

James Ambuehl 
The Advent Of Uvhash 

То, что осталось от моего давнего друга Ричарда Гэвина, лежит на полу у моих ног, его тело немногим больше, чем бесформенная бескровная масса. Его осушенный труп лежит на заляпанной кровью книге, проклятых «Кровавых ритуалах Рилкоса». Если бы только они действительно были уничтожены во времена падения Древнего Рима, когда историки зафиксировали, что эта книга была потеряна на века!

Я действительно не знаю, как рассказать эту историю, поэтому, думаю, лучше начать все с самого начала. Все началось, когда меня пригласили – нет, настойчиво попросили – приехать в особняк моего друга, который находится глубоко в лесных дебрях северного Висконсина. Сейчас я даже не помню, когда он позвонил, потому что не имею больше точного представления о днях, предшествующих этому моменту. Но, выслушав его, я на следующий же день направился в Висконсин (после сбора некоторых довольно своеобразных книг, которые он просил, чтобы я привез с собой) из моего собственного дома в Брэйвинге, штат Миннесота. 

Я помню, задумался тогда, что Гэвин позвонил мне не для того, чтобы возобновить нашу давнюю дружбу – у него, должно быть, было что-то более важное на уме. Однако, что это могло быть, я не мог даже представить себе, поскольку у Ричарда Гэвина был совершенно другой набор приоритетов, отличных от общепринятой нормы. Он занимался серьезным изучением оккультизма, я вспомнил, как мы занимались какими-то довольно экзотическими вещами, когда проживали в Университете Ройстен в Брэйвинге около десяти лет назад. Фактически, за наши «эксперименты» с ESP и занятиями паранормальным нас почти исключили! Однако, по словам Ричарда Гэвина, он смог сколотить небольшое состояние благодаря тем же экспериментам в течение нескольких лет после окончания учебы. Не стоит обращать внимания на то, что он снова был в центре скандала, потому что Ричард никогда не шел привычными любому человеку жизненными путями… и я не смею больше говорить об этом! 

Я остановился на заправке в Эштоне, ближайшем городке от усадьбы Гэвина, а старый заправщик оказался довольно дружелюбным. Он спросил меня, откуда я. Я сказал ему. 

– Брэйвинг! – воскликнул он. – О, да, прекрасный город! Был там несколько раз – довольно большой городок. – Он вставил топливный кран. – Не думаю, что ты много можешь знать о нашем маленьком городке, а? – Старик плюнул на землю, словно поставил точку. 

– На самом деле я нахожу его достаточно расслабляющим, – ответил я. – Большие города становятся все более безличными. Слишком много людей и слишком много преступлений, никто ни на кого не обращает внимания, – жаловался я. – Думаю, что люди здесь очень дружелюбны, даже по отношению к незнакомцам? – спросил я, чтобы просто поговорить. 

– Ага. На самом деле так и есть. – Он снова плюнул. – Скажите, молодой человек, куда вы направляетесь? 

– Друг пригласил меня пожить у него несколько дней, – ответил я. – Он живет в двух милях отсюда. 

– О, да? Кто он? Я его знаю. 

– Да, может и так. Его зовут Ричард Гэвин… мы вместе учились… 

Но я запнулся на слове, потому что при упоминании имени моего друга любезная улыбка на лице заправщика превратилась в сердитую гримасу. 

– Этого будет достаточно для тебя! – прорычал он, резко вырвав топливный кран из моего «Мустанга». – Мы не хотим помогать ЕГО друзьям! – Он сплюнул так, словно почувствовал яд на своем языке.


– О чем ты говоришь? – спросил я, удивленный его реакцией. 

– Ты слышал меня, – прорычал он. – Теперь убирайся отсюда! 

– А как насчет топлива, за которое я должен? Я… 

– Дарю, – отрезал он меня. – Теперь уходи, мистер, – сказал он, указав на добермана, который грыз кость у гаража. – Взять его, Бутч! – крикнул он. 

Собака мгновенно вскочила на ноги, тяжело дыша, и бросилась на меня. Обладая коричневым поясом в Сёрин-рю, я инстинктивно ударил собаку ногой, ошеломив ее на мгновение, а затем прыгнул к «Мустангу». Запрыгнув внутрь, я закрыл дверь машины, когда собака оправилась и снова метнулась ко мне. Она отчаянно пыталась запрыгнуть в окно, когда я завел машину и нажал на педаль. 

Сыпя проклятия в перерывах между тяжелыми вдохами, я выехал со станции технического обслуживания и помчался по дороге к дому Ричарда. Но мой ум двигался на еще большей скорости, я был в замешательстве. Почему так возмутился старик при упоминании имени Гэвина? Конечно, мой друг был немного эксцентричным, тем более что он был погружен в оккультную жизнь, но многие люди верили в разные вещи в наши дни благодаря свободе вероисповедания и всему остальному. Я решил, что, возможно, обитатели этих лесов в Висконсине были более ограниченными, чем большинство людей. 

Я проехал еще несколько миль, пока не свернул на извилистую дорогу, ведущую к особняку Гэвина. Было начало весенней оттепели, и я едва не застрял несколько раз на этой грязной дороге, но смог выбраться и наконец подъехал к дому. Он был похож на старую декорацию из тех старых фильмов «Атлантик Интернешнл», и вздымался надо мной, как ястреб, парящий над своей добычей. 

Должно быть, он услышал, как мой «Мустанг» ревет на дороге, перескакивая через некоторые из луж, потому что Ричард стоял у гаража, ожидая меня (он жил один, считая наем слуг совершенно ненужными тратами из-за своего выбранного образа жизни). Я въехал в кабинку, на которую он мне указал, вышел и тепло поздоровался с моим другом, когда мы обменивались любезностями. 
Он сильно изменился с тех пор, когда я видел его в последний раз. Его волосы, которые он никогда не отращивал в молодости, были заметно длиннее и выглядели довольно неопрятно. Он казался человеком, живущим на строгой диете, даже возможно любителем наркотиков, дошедшим до предела. Я поинтересовался его здоровьем, но он просто отмахнулся от моей озабоченности, объяснив свое состояние постоянным гриппом, от которого он, наконец, избавился всего несколько дней назад. 

Он помог мне отнести мои сумки наверх в гостевую комнату – хотя ввиду его истощенного состояния я сам бы взял на себя это дело – и показал, где я могу освежиться. Позже он провел меня по коридору в заваленный книгами кабинет. 

– Я рад, что ты привез книги, которые я просил, – сказал он, указывая на связку у меня под мышкой. 

– Конечно, в любое время, – ответил я. – Это самое меньшее, что я мог сделать для старого друга. И ты можешь держать их у себя так долго, сколько захочешь. Эти книги, конечно же, предназначены для служебного пользования, но Ройстен закрыт на весенние каникулы, и, во всяком случае, главный библиотекарь – моя подруга. 
Я улыбнулся. Он рассмеялся. 

– Ха, ха… все тот же старина Уолт, которого я знал в Ройстене! Уверен, она их и «сложила»! – Он хмыкнул. Затем стал серьезным, когда развернул дрожащими пальцами посылку, которую я передал ему. Он читал названия книг вслух, благоговейно складывая их на стол:

«Cultes Des Goules; «The R’lyeh Text: Fragmentary Transcriptions»; «The Confessions» безумного монаха Клитануса; алтуанская «Book Of Non Amya», – возбужденно выдыхал он. – И венчающие все это «The Celaeno Fragments», составленные и переведенные самим Лабаном Шрусбери! – Он чуть не закричал от вида последней книги. – Замечательно, Уолт, просто замечательно! – Он немного успокоился. – Уолт, ты хоть представляешь, о чем эти книги? – спросил он, указывая на кучу, которую столь тщательно разложил перед собой.

– Да, я так думаю. Они относятся к черной магии, не так ли? 

– Ну, не совсем… но это правильная мысль. – Он улыбнулся. 

– Я рад, что они тебе понравились, но я уже не слишком заинтересован во всем этом, – честно ответил я. Приняв должность в Ройстене в качестве профессора истории, я должен был опустить свои интересы до более приземленных. – Наши эксперименты с психическими феноменами – это одно, но ладно, Богатство – Демоны? – Я нервно рассмеялся. 

– Великие Древние – намного больше, чем просто демоны, мой друг, – упрекнул он меня… затем он потряс меня своим новым вопросом: 

– Но будучи профессором истории, ты, должно быть, слышал о… «Кровавых ритуалах Рилкоса»?

– «Кровавые ритуалы»! – громко выдохнул я. Я невольно вздрогнул, когда вспомнил, что ничего хорошего не слышал относительно этой тошнотворной Библии безумного бога Пустоты, известного как Увхаш. Бесчисленные кровавые оргии декадентской Римской империи приписывались поклонению этому грязному демону, и, по слухам, даже страшный сумасшедший император Калигула сам устраивал вампирские празднества как один из его невыразимых приверженцев! 

– Да, – медленно ответил я своему другу. – Но я думал, что Марк Антистий поведал в своей «Clavicule Cosmographicum», что все их копии были уничтожены? 

Его ответ удивил меня. 

– Антистий был деспотичным колдуном, а его «Ключи к космосу» действительно были великолепной работой, но даже этот римский центурион-ставший-магом и практик не осмелился вскрыть все! – Он насмешливо рассмеялся и показал мне тонкий в красном переплете фолиант. Это были, конечно, пресловутые «Кровавые ритуалы», и я содрогнулся, вспомнив слухи о культе душегубов, который был основан в Брэйвинге несколько лет назад. Этот культ, как говорили, поклонялся изображениям таких печально известных серийных убийц, как Банди (1), Кемпер (2), Шоукросс (3) и Гэри Риджуэй (4), недавно признанный «Убийца с Грин-Ривер», и вместо Библии использовали этот самый том! 

Голос Ричарда вернул меня к настоящему. 

– Ты заметил, что я изменился, не так ли Уолт? Прочитай хоть одну страницу, и ты тоже изменишься. 

Мне стало любопытно. Здесь передо мной в руках Ричарда Гэвина находилась легенда! 

– Могу я взглянуть? – спросил я смущенно. 

– Нет! – Его страстность была просто потрясающей. – Не ночью, – объяснил он, немного успокоившись. – Подожди до утра, – настаивал он. 

– Ну, это просто находка, – сказал я, не зная, что еще сказать. – Должно быть, книга очень стара, чтобы даже держать ее в руках, не говоря уже о том, чтобы читать, – предположил я. 

– Нет, – ответил он, – она пропитана некой мистической силой, которая мешает ей разрушаться. Действительно, книга не восприимчива к огню, воде, почти нерушима. 

Но, как я уже говорил ранее, я хочу рассказать тебе о Великих Древних. Они населяли этот мир однажды, еще до того, как мы – люди, эволюционировали, но они потеряли свои форпосты на тогда еще молодой Земле, практикуя то, что ты называешь «черной магией». Они были высланы гораздо более могущественной силой, сущностями, известными как Старшие Боги, – чей всемогущий древний лидер известен как Ноденс, Владыка Великой Бездны, – и к которым также принадлежат золотистый и мерцающий Озталун, теневой и бесформенный Шавалиот и сверкающий Йяггдитха с Бел-Ярнака, – но Древние постоянно стремятся вернуть себе нашу Землю, да и саму Вселенную. 

Есть и те, кто еще остается на Земле, кто избежал изгнания. Великий Ктулху лежит в затонувшем Р`льех, грезящий о том дне, когда звезды займут правильное положение, и Р`льех поднимется из глубин океана, и он будет освобожден от своего длившегося целые эоны тюремного заключения своими злобными похожими на рыб и лягушек приспешниками; Ньярлатхотеп «Безликий» воет в темноте Леса Н`гай, а дикие звери облизывают его руки; Итакуа «Шагающий с ветром» скользит в воздухе над Землей, а Ллойгор и Жар лежат под Плато Сунг, охраняемые верными Чо-Чо и т. д. 

Когда он сделал паузу в своей речи, я остался наедине со своими мыслями. Все это казалось таким невозможным, таким неправдоподобным, но в глубине души у меня были сомнения. Я потряс своими дрожащими руками и сделал глубокий вдох, пытаясь успокоить нервы. 

Но мой хозяин, должно быть, заметил мое беспокойство, потому что он встал со стула и подошел ко мне. 

– Я не хотел тебя тревожить, Уолт, – успокоил он меня. – Ты, должно быть, устал во время поездки. Я собираюсь некоторое время провести с книгами, которые ты привез мне, и ознакомиться с их чудесами, но тебе, думаю, лучше будет отдохнуть. 

Он проводил меня до моей комнаты и пожелал мне спокойной ночи, предупредив, чтобы я закрыл окна и запер дверь. 

– Зачем дверь? – спросил я. 

– Просто послушай меня, хорошо? – говорил он, когда шел по коридору в кабинет. По какой-то причине я пожалел, что он оставил меня одного в коридоре, потому что коридор этот был темным, и у меня появилось странное ощущение, что рядом где-то скрывается некая форма зла, и не просто нечто нематериальное, но настоящее зло. Я слегка пожал плечами и распахнул дверь в свою комнату. 

Я вошел и щелкнул выключателем, но свет не появился, чтобы рассеять темноту. После дальнейшего обыска я нашел спички и несколько свечей. Я зажег их. Разобрав кровать, я задул свечи и лег. Я начал размышлять о событиях, свидетелем которых стал, а затем все еще озадаченный, перевернулся на бок и заснул. 

Меня внезапно вырвал из сна шторм, свирепствующий снаружи. Я посмотрел на светящееся табло часов на тумбочке. Было два часа ночи. Я собирался снова заснуть, когда мне показалось, что я услышал, как кто-то кричит вместе с громом. 

Я снова ощутил странное чувство зла. Затем услышал звук, как будто кто-то – или что-то – тяжелый шел по коридору к моей комнате. Звук скорее напоминал грохот, чем ходьбу, и он неумолимо приближался к моей двери. 

Я натянул одеяло до подбородка, словно пытался спрятаться от чего-то неизвестного и коварного. Именно тогда зловоние появилось в моей комнате. Это был ядовитый запах, который заставил меня кашлять и чихать. 

Вскоре зловоние стало почти невыносимым, вызывая тошноту. Я встал с постели и зажег свечу. В это время грохот прекратился. Казалось, что нечто стояло прямо за дверью моей спальни. Меня охватил необоснованный ужас, такого я никогда раньше не чувствовал, и я поспешно задул свечу. Я с трудом подавил чиханье. Мое сердце казалось превратилось в лед, когда я услышал, как что-то небрежно потрепало дверную ручку, и я был рад, что запер дверь, как мне посоветовал Ричард. 

Как бы то ни было, с другой стороны двери на мгновение воцарилась тишина, но я слышал чье-то тяжелое дыхание, затем шаги двинулись по коридору к кабинету. Я поспешно надел халат и медленно и осторожно приоткрыл дверь. Нечто исчезло, но зловоние, которое осталось от него, было хорошо ощутимо. 

Я услышал крик в кабинете в конце зала. Это был голос Гэвина, издающий некое монотонное песнопение. Я побежал к двери, но обнаружила, что она заперта. Прежде чем я постучал, звук с другой стороны усилился, не похожий ни на что, что я когда-либо слышал на этой Земле… звук, похожий на то, словно сразу сотни разных животных закричали от жуткой боли! 

Я вспомнил, что сказал мой друг о Великих Древних, о том, что некоторые из них еще оставались на Земле, ожидая времени, когда они снова могут вернуть свою власть. Это то, что скрывалось за порогом его исследования? Я слышал, как голос Ричарда наполнился командным тоном. Это звучало как: «N’lnemx Uvhash f’tanen c’fayak dhya!» 

Нечеловеческий вой прекратился, и зловоние рассеялось. Я застучал кулаками по двери. 

– Ричард! – позвал я через дверь. – Что у тебя происходит? 

– Ничего, – ответил он после некоторого колебания. – Теперь вернись в постель, Уолт, и я расскажу тебе обо всем утром. 

– Черта с два, ты это сделаешь! – крикнул я. Затем сильно ударил ногой по замку, разбив его, и ворвался мимо Гэвина в комнату. Передо мной были руины. Книги, стулья, мебель, все было разбросано и разбито. Окно было сломано, и сквозь него капал дождь, заливая ковер. На самом деле, единственное, что уцелело, – это стол, расположенный в центре комнаты, больше похожий на церемониальный алтарь. На нем лежала книга. Я поднял ее и прочитал название. Это были «Кровавые ритуалы Рилкоса». 

– Ты вызвал одну из этих невероятных сущностей из-за края звезд, не так ли, Ричард? – Я обвинял его, словно ругал дерзкого ребенка. 

– Да, – ответил он, склонив голову. – Это был слуга самого Увхаша, – он тихо всхлипнул. – Я пытался остановить его, успокоить его как-то… но он был послан своим Господином и Учителем, чтобы донести до меня его послание. – Он снова всхлипнул, когда я подошел к залитому дождем бару, который чудесным образом избежал уничтожения и налил нам обоих. Он продолжил: 

– Он сказал мне, что кровавый бог придет за мной… завтра вечером. 
Я не мог поверить в то, что задал следующий вопрос: 

– Как… как оно выглядело? 

– Это был… смутно различимый антропоид, но голый и бесформенный… частично бестелесный… кипящая извивающаяся масса… Я не могу этого объяснить. Боюсь, для этого тебе нужно самому взглянуть на него. 

Я не могу объяснить своих слов. 

– Да! – вскрикнул я. – Да, я хочу его увидеть! 

Странное чувство охватило меня. Возможно, это было прикосновение чего-то неизвестного и непознаваемого, возможно, это была запретная приманка, или это было результатом наступления безумия – но представьте себе, что вы столкнулись с доказательством иной жизни, быть может, пришедшей из-за края звезд! Я хотел увидеть его, общаться с ним, изучать оккультные тайны, окружающие его! 

– Нет! Я не позволю тебе увидеть его, – возразил Ричард. – Он ужаснее, чем можно себе вообразить, особенно для того, кто столь малосведущ в оккультных науках, как ты, несмотря на наши эксперименты в Ройстене. 

Он пробормотал: 

– Возможно, если Увхаш отправит одну из Гончих… но нет, они так же плохи… если не хуже..! – Его лицо теперь было мрачным, искажено злобой. Затем он расслабился, и его взгляд смягчился. 

– Уолт, – извинился он, – если бы ты его увидел… то наверняка сошел бы с ума. 

Я снова взглянул на «Кровавые ритуалы» и попросил его посвятить меня в детали, окружающие этот фантастический миф. Теперь уже ОН был удивлен. Он открыл рот, как бы в знак протеста, затем его лицо слегка просветлело, поскольку он, казалось, обдумывал мою просьбу. Наконец он пробормотал: 

– Хорошо, я мог бы использовать твою помощь, чтобы предотвратить это… – Затем громче: 

– Хорошо, Уолт, но я не буду нести ответственности за любой вред, который постигнет твое тело или душу! 

– Что ты имеешь в виду? – осторожно спросил я. 

– Существует плата за общение с такими, как Увхаш, – ответил он. – Смотри. 

Он медленно расстегнул манжету и завернул рукав рубашки. Он частично исцелился, но казалось, что что-то долгое время увлеченно грызло его руку. 

– Впервые это случилось, когда я отважился на астральное путешествие, выйдя слишком далеко за пределы моих ограничений, – объяснил он. – Вместо того чтобы призвать Увхаша, я отправился к нему. Кровавый бог поймал меня неподготовленным. Я сбежал только благодаря удаче. Я обратился за помощью к другой сущности – Гай-Ховегу, эфирному анемону. Он явился в своем устрашающем величии – гигантский колючий шар губчатой плоти, покрытый многочисленными глазами, расположенными между его бесчисленными шипами. Он напал на Увхаша, обрушив на него все свои космические силы, фантастический и туманный. Он прогнал кровавого бога. 

Я был в оцепенении. Это было так невероятно. Был ли это мой друг Ричард Гэвин, или доктор Стрэндж из «Marvel Comics»? И если все, что рассказывал мой друг, было хоть немного основано на фактах, тогда все, чем был для меня материальный мир в целом, было совершенно неправильным. Это была омерзительная идея – и все же это все странно привлекало меня, словно я прикоснулся к какой-то удивительной тайне. 

Ричард вздохнул и снова раскатал рукав. 

– Через несколько часов наступит утро, но мы можем спать спокойно. Ни Увхаш, ни какой-либо из его слуг – ни отвратительный, неряшливый Звездный вампир, ни вселяющие ужас Гончие Тиндалоса – не вернутся к нам сегодня. Но мы должны приготовиться к их завтрашнему приходу! 

Пожелав Ричарду спокойной ночью (а что еще я мог сказать?), я вернулся в свою комнату. Но сон не шел ко мне. Мой ум был наполнен изумлением и трепетом. Я хотел узнать секреты вселенной, держать ключ от непознанного в своих руках, но это беспокоило меня. Неужели человек может зайти так далеко в своих фантастических исследованиях? Я заснул, обсуждая с самим собой, следует ли мне это делать или нет, – и опасаясь последствий любого решения, как для Ричарда, так и для всего мира.

  • * * 

Я проснулся, когда лучи солнца пробивались сквозь мои решетчатые окна. Это было приятное зрелище. Все, что произошло прошлой ночью, казалось таким нереальным, что сначала я подумал, не было ли все это лишь кошмаром, который посетил меня. Но глубоко в своем сердце я знал, что это не так. 

Ричард встретил меня в коридоре и отвел на веранду, где нас уже ждал вкусный завтрак из колбасы, тостов и яиц, и, пока мы ели, он рассказал мне о том, кто такие Великие Древние. 

– Эоны до того, как люди эволюционировали до того вида, какими мы их знаем сегодня, на Земле произошла великая битва между злонамеренными Древними и более доброжелательными Старшими Богами, бушевавшая во времени и пространстве. И как говорит мой давний товарищ из Висконсина, Уильям Телдер, в своей «Первичной войне» (которая касается той самой битвы), всемогущие Старшие Боги во главе с Ноденсом победили Великих Древних и заключили их в разных места: Ктулху – в затонувшем Р`льехе , Хастура на одной из звезд в Гиадах, Ньярлатотепа здесь, в Висконсине, недалеко от озера Рик и так далее. Но Великие Древние не ослабли в своих путах. На Земле и в других сферах они находят примитивных людей и другие более фантастические расы, готовые практиковать их специфическое направление «черной магии» в небольших точках культового поклонения, которые, вероятно, находятся где-то далеко от наблюдения Старших Богов, надеясь таким образом освободить Ктулху и его демонических братьев раз и навсегда. 

Далее он приводил примеры таких умопомрачительных побегов, – как временных, так и постоянных, – и объяснял мне события, случившиеся в Данвиче, Иннсмуте и Аркхеме, Массачусетсе и множестве других мест – даже в его собственном штате Висконсин и моей любимой Миннесоте. Он говорил особенно о регионе, окружающем Брэйвинг, который, казалось, был центром жуткой активности.


Я внимательно слушал его рассказ. Я торопился покончить с завтраком, желая начать обучение колдовству. Наконец Ричард закончил свой завтрак и свою речь, и мы отправились в библиотеку, заниматься этим в его комнате было невозможно, учитывая погром, совершенный прошлой ночью. 

– Мне повезло, что я предусмотрительно перенес книги, которые ты привез мне, в библиотеку прошлой ночью, – объяснил он, – иначе они были бы уничтожены, а нам не обойтись без них. Боюсь, вчера вечером я потерял много своих бесценных книг. 

Хорошо, я налью что-нибудь выпить, и мы начнем. Ты можешь начать с «R`lyeh Text», если хочешь, Уолт, но я бы рекомендовал что-то более мягкое, возможно, «Confessions Of Clitanus»? 

Не желая быть превзойденным хоть в чем-нибудь, я ответил: 
– Я думаю, что сначала возьму «R`lyeh Text», даже если не смогу правильно произнести это, – но что мы ищем, Ричард? 

– Великие Древние очень могущественны, – объяснил он, – и, как таковые, они – как наш собственный сравнительно недавний бог христианской веры – поистине ревнивые боги! У них есть свое соперничество, особенно среди соответствующих элементальных классификаций. 

Он, должно быть, заметил мое недоумение. 

– Немного отмотаем назад, Уолт, и я объясню элементальную теорию Великих Древних. Ктулху – элементал воды, его силы принадлежат воде, и поэтому он является заклятым врагом своего собственного единоутробного брата Хастура, элементала стихии воздуха; Ньярлатотеп, чьи силы более или менее связаны с землей, как было известно уже в глубоком прошлом, имел противостояние с Ктугхой, огненным элементалом. Ты понял смысл. Во всяком случае, многие ученые пытались создать эти элементальные классификации и описать различных Древних, – к чему, разумеется, подстегнули два текста «The Celaeno Fragments» Шрусбери и «Cultes Des Goules» графа д`Эрлета. Вышеупомянутый том Телдера «Первичная война» – незаменим в этой области знаний, а также «Демоны-боги Мифов Ли-Кту» Картера Линвуда. Но я тщательно изучил их… все безрезультатно в моем нынешнем положении. 

Он сделал паузу, чтобы освежить наши напитки, прежде чем продолжить. 

– Задачи, Уолт, у нас две: во-первых, мы должны отобрать всю информацию, которую сможем найти в этих томах, о кровавом безумном боге Пустоты, потому что мы должны знать все, что только можем о нашем враге. Во-вторых, мы должны найти заклинания изгнания или защиты, достаточно мощные, чтобы прогнать Увхаша навсегда, или в случае неудачи, попытаться привлечь на помощь одного из его противником как могущественного союзника, чтобы мы могли использовать его и победить кровавого бога. Мы могли бы даже призвать одного из Старших Богов, возможно, даже самого Ноденса, хотя я искренне сомневаюсь, что они будут слушать меня в свете моих преступлений, совершенных от имени Великих Древних, их бессмертных врагов! 

Он замолчал, словно собирался с мыслями, а я обдумывал его последние слова. Затем: 

– Я больше не могу взывать к Гай-Ховегу. Его цена даже выше, чем у кровавого бога. Это причина, по которой люди Эштона ненавидят меня и, честно говоря, я боюсь. Кроме того, Увхаш, очевидно, является элементалем эфира, как предполагается из его наименования «безумный бог Пустоты». «Эфирный анемон» не выйдет против него во второй раз. Нет, нам нужно будет обратиться к одному из водных существ, может быть, даже к самому великому Ктулху или к Й`лла, титаническому морскому червю, который обитает в своей затонувшей цитадели под названием К`храа. 

И, пожалуйста, не думай, что я монстр, Уолт. Понимаешь, я ДОЛЖЕН прогнать ЕГО, если я ценю свою собственную жизнь – и я это СДЕЛАЮ! Когда я призвал ЕГО в первый раз, я рассчитывал, что это будет единственное общение с НИМ – но все пошло совсем не так. 

Он снова замолчал и начал расстегивать и снимать рубашку. Он обычно носил черные одежды, которые полностью скрывали его тело, но когда он снял свою рубашку, я увидел, что его плечи, грудь, спина – везде, где была обнажена кожа, – были покрыты перекрещивающимися линиями кровавых борозд здесь и там с покрытыми засохшей кровью пятнами проколов, которые выглядели так, как будто были сделаны вязальными спицами. Для всего мира это выглядело, словно он, возможно, подвергся ритуалу пыток, такому как восточная «смерть тысячи разрезов». 

Он снова надел рубашку и криво улыбнулся. 

– Теперь ты видишь, мой друг, что мое плохое здоровье не связано с каким-либо приступом гриппа – это Увхаш, он тянется ко мне, как к наркотику… и в результате я боюсь, что стал ужасно СЛАБ! 

Я был поражен этим откровением. Без единого слова я поднял «R`lyeh Text» своими негнущимися пальцами, теперь более решительно, чем когда-либо, готовый помогать моему бедному, замученному другу. Я сел за маленький столик и начал читать, часто перечитывая несколько раз небольшие отрывки, пытаясь понять, что я читаю.

Сначала это было трудно, но, когда я все больше и больше узнавал об этой разрушающей чувства мифологии, я начал лучше понимать, о чем говорил Ричард Гэвин. Его собственный глоток воздуха этого мифа, казалось, сделал его мишенью, и не потому что он провел несколько неудачных вызовов! 

Наша первая задача была самой простой, поскольку помимо «Кровавых ритуалов», в которых Ричард обнаружил небольшую связку набранных нот, в очень немногих томах можно было отыскать хотя бы упоминание об Увхаше. Наши записи у меня сейчас под рукой (все, кроме отрывков из «Кровавых ритуалов», и, конечно, самой книги, которая осталась лежать под трупом Ричарда), и я скопировал их здесь для потомков. 

Первый отрывок был из книги алтуанских колдунов под названием «Book Of Non Amya»:

«Берегитесь, ибо Гурман из Пустоты приходит с наступлением бури или с падением ночи. Его можно вызвать с помощью кровавого шара, но это ужасный риск для призвавшего его! Ибо однажды призванный, он должен питаться самой жизненной силой призвавшего… а Увхаш, кровавый безумный бог Пустоты, – по истине голодный и жадный бог…» 

Следующий из книги Шрусбери «The Celaeno Fragments»: 

«Они худощавые и томимые жаждой, эти теневые Гончие, но их жажда ничтожна по сравнению с жаждой их хозяина, кровавого бога Пустоты. Ибо Увхаш питается жизненной силой других, и всегда голоден он. Все формы жизни являются пищей для Него и его аморфной орды. Те из Рилкоса и их двоюродные братья, Гончие Тиндалоса, с жадностью охотятся на живых и высасывают из них жизненные соки и силы – пока не останется ничего, кроме пустой сухой оболочки». 

И из «R`lyeh Text»: 

«Жаждущий крови с Рилкоса, планеты, ближайшей к Тиндалосу, и может быть вызван с помощью кровавого шара, когда звезды связаны с…» 

Конечно, было еще много всего, но мы пытались узнать, как ОСТАНОВИТЬ Увхаша, не ПРИЗЫВАЯ ЕГО! 
Безусловно, самый наводящий на определенные размышления отрывок был ранее обнаружен Ричардом при внимательном прочтении «Демонов-богов Мифов Ли-Кту» Картера Линвуда: 

«Я точно не знаю, где можно найти призрачный Тиндалос – возможно, он невидим и не материален, как следует предположить из его названия, – но я уверен, что Рилкос можно приравнять к планете Марс в нашей собственной солнечной системе. Кажется вполне логичным, что эта зловещая красная планета может быть домом для бога, известного в «Кровавых ритуалах Рилкоса», как Увхаш, и эта теория, похоже, подтверждена соответствующими деталями, которые NASA сообщила в отношении почвенного эксперимента, проведенного на Марсе с помощью посадочного модуля «Викинг» в 1976 году. Чтобы убедиться, что что-то может жить на поверхности почвы Марса, посадочный шлюп ввел «закуску» из радиоактивно помеченных питательных веществ в указанную почву. Эта «закуска» была мгновенно поглощена и метаболизирована, или «съедена». Казалось, что сама глина Марса поглотила пищу! 

Прочитав также журналы Айхай, касающиеся «Обитающего в марсианских глубинах» и ужаса, который все еще таится в ночных Склепах Йох-Вомбиса, я вполне могу поверить, что эта планета хранит вампирскую сущность, известную как Увхаш, кровавый бог Пустоты…»

Мои глаза были воспалены, а мой ум был ошеломлен. Я устало поднял взгляд от книг. Именно тогда я увидел проклятую каменную сферу, стоящую на камине на другой стороне комнаты. Казалось, она была совершенно круглой и имела ярко-красный цвет, как кровь. 

– Что это? – спросил я своего хозяина, указывая на каменную сферу. 
– Хм? – он посмотрел на нее с облегчением. – Ох. Это кровавый шар, – ответил он. – С его помощью я впервые обратился к Увхашу, прежде чем он начал навещать меня по собственному желанию. 

Он слабо улыбнулся и вернулся к «The Celaeno Fragments», лежащим у него на коленях. 

Однако мне нужен был перерыв, и я пересек комнату, замерев перед кровавым камнем. Мой взгляд, казалось, тянулся к нему, и я начал видеть туманные видения, образующиеся в его темных глубинах. Наконец мутная поверхность очистилась, и показалась мне прозрачной, как кровавый малиновый кристалл. Я смотрел все глубже и глубже, испуганный и в то же время озадаченный тем, что видел в этих глубинах. Но я не мог отстраниться. Казалось, я испытываю чувство падания, погружаясь в его соблазнительные глубины.

  • * * 

Мое астральное «я» вздрогнуло, приземлившись на утесе с видом на море, где бушевал шторм, и едва остановившись, я огляделся вокруг. Небо было темным, хлестали молнии, света которых едва хватало, чтобы рассеять мрак. В пенном прибое я разглядел сотню, нет, скорее тысячу фигур, выбирающихся на берег. Они были похожи на людей с рыбьими и лягушачьими чертами; перекинув через свои звериные плечи, они тянули буксирные тросы. На другом конце тросов был огромный пьедестал, на котором сидела высокая фигура существа, антропоидного, но покрытого чешуей и имеющего когти, с огромными крыльями летучей мыши, вырастающими из спины. Его голова была скорее октопоидной, с бородой извивающихся щупалец, скрывающей большую часть его демонического лица. По песнопениям, которые издавали люди-рыбы, а также по описаниям, приведенным в «R`lyeh Text», я понял, что это изображение самого Ктулху. 

Пока я смотрел на эту колоссальную фигуру, она внезапно переместилась, и я понял, что ее нельзя было вырезать из зеленого мыльного камня, как я сначала предположил, скорее всего, эта тварь была ЖИВОЙ! 

Чуть дальше морские волны забурлили и внезапно разошлись, и появилась огромная зубчатая морская раковина, несущая подобную колоссальную фигуру, сморщенную, но наполненную великой силой фигуру, похожую на мужчину с морскими ракушками и кораллами, украшающими его длинные распущенные волосы, и бородой щупалец. Гигантские морские коньки тащили его ракушку-колесницу, и я знал, что эта удивительная фигура – Ноденс, Властелин Великой Бездны. 

Ноденс начал атаковать фигуру Ктулху мощными вспышками жуткого зеленого огня. Ктулху закричал от боли и ярости на чужом языке, когда людей рыб-лягушек разбросало в разные стороны.

  • * * 

Я смутно осознавал, что кто-то кричит мне в ухо и яростно трясет меня за плечи. 

– Уолт, проснись! Приди в себя, парень! – кричал Гэвин. 
Я снова вернулся в свое тело. Но все что я увидел, казалось таким реальным. Разве я действительно совершил это астральное путешествие? Разве я на самом деле стал свидетелем кульминации древней, жуткой борьбы между внешними существами непостижимой мощи? 

– Что случилось? – пробормотал я рассеяно. 

– Боже мой, парень, разве ты не знаешь? – Ричард выглядел испуганным. – Ты произнес слова. Ты вызвал Увхаша, и он идет! 

Я слышал, как ветер ярится на улице, небо потемнело, и молнии начала сверкать в темноте, а затем раздался оглушительный грохот. 

– Уолт, мы не готовы! – закричал в отчаянье мой хозяин. 

Я был ошеломлен. 

– Уолт, передай мне «Кровавые ритуалы» и зажги эти свечи! – Он указал на маленький стол у французских дверей, ведущих на веранду. Я увидел высокие черные свечи, установленные на богато украшенном приспособлении, поверхность которого, казалось, была исписана странными символами и геометрическими фигурами. 
– Поспеши, парень, ПОСПЕШИ! – вскричал мой друг. 

Я протянул ему красноватый фолиант и направился к столу, чтобы зажечь свечи. Прежде чем я успел чиркнуть спичкой, снова появилось ужасное зловоние, но на этот раз в сто раз хуже. Затем Ричард присоединился ко мне у стола. Он отбросил ковер перед ним и вырезал прямо на паркетном полу семиконечную звезду, расположенную внутри круга. Он схватил меня за руку и потащил в круг. Он поднял «Кровавые ритуалы» и начал отчаянно петь. 
На веранде раздались тихие шлепающие звуки. Стеклянные двери с силой распахнулись, осыпав нас осколками стекла. Молния вспыхнула, осветив фигуру на веранде, и в этот дьявольский миг я увидел само воплощение зла! 

Как описать неописуемое? Казалось, она была похожа на аморфную массу дико извивающихся щупалец. У нее было много глаз и кожистые крылья. Она была красноватого цвета и, казалось, была вся словно пропитана кровью. И к тому же она была ЖИВА, могла ДЫШАТЬ И ДВИГАТЬСЯ! Она возвышалась над особняком, как гора над муравейником, – и издавала диссонирующий свист или трубный звук, который, я откуда-то знал, был ее непостижимой речью. 

Множество щупалец с похожими на иглы присосками на концах пробивались сквозь разрушенные французские двери. Ричард Гэвин не двигался. Он стоял с мрачным выражением на лице, и казалось, что его тело было словно сделано из стали. Голубой огонь сорвался с его пальцев, ударив тварь, и он прокричал:

«Ai Nodens! Ai Nodens! N’gha-Yhaa! Ia Uvhash Thagn Ghuy Rhylkos!» 

Синее пламя бушевало как огонь бездны, но, похоже, не причинило никакого вреда твари. Сразу Ричард повернулся ко мне и спокойно сказал: 

– Уолт, все кончено. Владыка Великой Бездны отрекся от меня, как я и говорил. Даже Голубое пламя Йяггдитхы с Бел-Ярнака меня подвело. Я больше не могу его сдерживать. Уходи, мой друг, пока еще можешь.


Сказав это, Ричард Гэвин смирился со своей судьбой и шагнул к визжащей мерзости. В это же время безумно корчащиеся щупальца твари соединились в одну гигантскую точку и ударили его прямо в грудь. Затем ужас, называемый Увхашем, кровавым безумным богом Пустоты, снова начал питаться.

Я стоял, словно окаменевший, наблюдая, как тело Ричарда Гэвина начало быстро сжиматься, словно проколотая велосипедная шина. Когда его тело было лишено всех жизненных жидкостей, оно опало вниз, распластавшись над «Кровавыми ритуалами Рилкоса», как пустой воздушный шар. Покончив со своим отвратительным делом, древнее зло ушло так же быстро, как появилось. Шторм быстро прекратился, и все вокруг снова стало солнечным и теплым. 

И это моя история. Когда я сижу здесь за письменным столом, тело моего друга Ричарда Гэвина начинает разлагаться на полу, и я внезапно начинаю опасаться, что задержался здесь слишком надолго. У меня такое чувство, что Увхаш придет ко мне сегодня вечером или, может быть, даже раньше, как много раз приходил к моему другу. Я только надеюсь, что эти присоски не СЛИШКОМ БОЛЕЗНЕННЫ… и что Увхаш не будет слишком НЕНАСЫТЕН этой ночью. Мне лучше закончить этот рассказ и собрать эти книги вместе и начать чтение. Небо уже потемнело, и буря начинает яриться снаружи.

1 Теодор Роберт Банди (англ. Theodore Robert Bundy), урожденный Теодор Роберт Кауэлл (англ. Theodore Robert Cowell) (24 ноября 1946 – 24 января 1989) – американский серийный убийца, насильник, похититель людей и некрофил, действовавший в 1970-е годы. Его жертвами становились молодые девушки и девочки. Точное число его жертв неизвестно. 

2 Эдмунд Эмиль Кемпер III (англ. Edmund Emil Kemper III) (родился 18 декабря 1948) – американский серийный убийца. Он убил шесть девушек, собственную мать, а также ее подругу. В подростковом возрасте он убил своих дедушку и бабушку. 

3 Артур Джон Шоукросс (англ. Arthur John Shawcross) (6 июня 1945 – 10 ноября 2008) – американский серийный убийца. 

4 Гэри Леон Риджуэй (англ. Gary Leon Ridgway) (родился 18 февраля 1949) – известный как «Убийца с Грин-Ривер» – американский серийный убийца. Совершил 49 доказанных убийств девушек и женщин в период с 1982 по 1998 год.

Перевод: Роман Дремичев

LOVECRAFTIAN
LOVECRAFTIAN
lovecraftian.ru

Мы рады что вы посетили наш проект, посвященный безумному гению и маэстро сверхъестественного ужаса в литературе, имя которому – Говард Филлипс Лавкрафт.

Похожие Статьи