Привет, сайт в процессе завершения. Некоторые ссылки могут не работать.
bezdna - Kirk Danfort: Бездна

Kirk Danfort: Бездна

Двое спелеологов забрались в неизведанные глубины малоизученной пещеры. В ее недрах, где не ступала ещё нога исследователя, таился невообразимый кошмар.

Устремляя взор вслед еще первой хемилюминесцентной палочке, мне показалось, что там глубоко внизу мне удалось высмотреть живое, карабкающееся вдоль неровных стен впадины существо. Вернее будет сказать, множество ползущих из черных глубин тварей, своей продолговатостью напоминающих змей. Не скажу, что я не поверил своим глазам, так как мне уже приходилось узреть их вырастающие из жерла воронки извивающиеся и колеблющиеся в странном голубоватом свечении силуэты. Я был невольным свидетелем, как они обвились вокруг ног моего компаньона, перед тем, как увлечь его за собой в омут дьявольской черноты, лишь отдаленно напоминающей обычную тьму. И все же, поддаваясь какому-то внутреннему импульсу, я решил просветить тот чертов вход в преисподнюю еще раз, и когда я сделал это, то будучи уже не в себе от перехватившего дыхание ужаса, стал заложником кошмарной мерзкой картины, не уступающей в гротеске шокирующим произведениям таких известных художников, как Уэйн Барлоу, или же Кит Томпсон*.

Даже когда отмечающее рельефные поверхности стен кольцо зеленого отсвета утонуло вместе с его источником в недосягаемых глубинах провала, некий таинственный и зловещий голубоватый блеск обнаруживал мельтешащие в кромешной тьме судорожные движения. Когда я снова содрогнулся при виде отвратительно и неестественно трепещущих, и конвульсивно сокращающихся, наподобие гигантских червей, длинных отростков, вьющихся вдоль черных стен широко разинутой пасти воронки, ко мне пришло обезнадеживающее понимание, что мгновение-другое и они дотянутся до меня. Незримая, непостижимо чудовищная воля неведомого зла неистово рвалась из жуткой бездны колодца. Волна гипнотического ужаса не позволила мне собраться с мыслями в сию же секунду, но, помешкав совсем немного, мне все же хватило оставшегося времени, чтобы вытянуть себя с помощью дублирующего троса к поверхности жерла и, поднявшись на локтях на искривленных отвесных бортах обрыва, вскарабкаться по закрепленному спитом концу нейлоновой веревки на поверхность. Я тут же отметил резкую смену климата, где отдающий затхлостью воздух теперь показался мне упоительно свежим и легким, не идущий ни в какое сравнение с едким, заполняющим нутро бездны, гнилостным смрадом. Оказавшись на ногах, я в сумасшедшей спешке принялся собирать хаотично рассыпанные фосфоресцирующие средства “ХИС”, и, поднимая одну за другой, с дрожью в руках надламывал их скрытые оболочкой капсулы, пока, наконец, не заметил, что я использовал их все без остатка. Зеленое свечение лилось в радиусе десяти, или же более, метров, выхватывая из смолистой мглы громадные, свисающие сверху, со сводов грота клыки сталагмитов; казалось, кривило само пространство, захваченное в их подслеповатый подрагивающий ореол света, заставляло плясать деформированные тени. И в этом жутком, дьявольском хороводе из жерла колодца взметнулись сразу несколько щупалец. Затем показалось еще несколько, и еще. Их было много, и все они были разных длин и толщин. Одни в обхвате могли достигать толщины ствола рослого дерева, иные были тонки, чем змеиный хвост. При их появлении я инстинктивно припал ничком к горбатому полу и, не сводя глаз с нечто, явившегося из адских глубин, понемногу выполз из освещенного островка. Я продолжил следить за ним, укрываясь в непроглядной темноте, в отдаленности.

Глядя на то, с какой хаотичностью метались щупальца, подсвеченные в зеленоватом мареве, и как неуклюже и тяжело они бились в каких-то кошмарных судорогах, стучась об уступчатые борта горловины колодца, я допустил неуверенную догадку, что все их движения совершались слепо и инстинктивно. Как будто бы та тварь, что руководит ими, являет собой не более, чем тупое, примитивное создание, животное, чей вид может представиться лишь в бреду сумасшедшего, или же зародиться в воспаленных фантазиях безумных сторонников гротеска и гиперболы. Возможно, реликтовое животное, древнее, веками скрывающееся в недоступных и неосвоенных просторах карстовых углублений, под мощью доисторических пластов Меконговского плато. Одна из самых массивных конечностей скрутилась спиралью, затем вновь распрямилась, изогнулась дугой, словно бы замахиваясь, и с надрывной дрожью в каждом своем мускуле сокрушила растущие на каменных сводах сталактиты; те отозвались треском и посыпались вниз, слетая с темнеющих высот, дробясь на лету на несколько внушительных булыжников. С укрытых черной поволокой темноты потолков посыпался град камней. Внезапно поведение кошмарных щупалец резко изменилось. Надо полагать, осыпающие их обломки рухнувшего потолка воспринялись как атака. Их доселе медлительное и неповоротливое движение переросло в свирепое, исступленное буйство, награждающее все и вся беспорядочными ударами. Я ощутил как каменное, привыкшее к вековечному покою и дремотной тишине нутро грота, содрогнулось под громогласным раскатистым громыханием раскалывающихся о твердый каменный настил глыб. Вылетающие из чадящих мраком, недосягаемых потолков обломки сыпались на выхваченную зеленым свечением прогалину у краев воронки, и в тоже время, обрушивались на корчащиеся в слепом уродливом танце асинхронных движений, мерзкие червеобразные щупальца. Предвидя неизбежность надвигающейся катастрофы, я каким-то немыслимым чудом сумел отыскать в себе мужество и, мгновенным порывом вскочив на ноги, рискуя быть разожжённым в мокрое пятно, кинулся вперед, прямиком в смертельное месиво взрывных рикошетов и крошащихся циклопических булыжников. И пусть стремительный и отчаянный рывок, предпринятый мною в последний миг, покажется кому-то необдуманным или даже безумным и опрометчивым, риск, на кону которого стояла моя жизнь, в итоге был оправдан. Я плашмя проехал на груди два или три метра, и через секунду на то место, где моя рука сцапала первую попавшуюся палочку “ХИС”, рухнул увесистый монолит. С некоторой долей торжества, спотыкаясь на нарастающей с каждой секундой груде осколков, я истязал себя в отчаянных попытках вырваться из-под убийственного камнепада, грозящего похоронить меня здесь навеки. Мои ноги утопали в обломках, иссеченное лицо саднило и сочилось кровоподтеками, рука моя неотступно сжимала последнюю надежду найти обратную дорогу, и я не сдавался, и рвал из всех сухожилий, чтобы отползти на безопасное расстояние, как можно дальше, туда, где чернится зыбкая мгла.

Оглушительный грохот внезапно стих. Последние отзвуки умолкающего эха облетели своды грота, но в ушах моих по-прежнему стоял назойливый гул. Наконец, когда мне удалось ретироваться из зоны обвала, я обернулся и к своему бесконечному удивлению узрел топорщащиеся угловатыми, зазубренными очертаниями, бесформенные горы завалов. Мой ошеломленный взгляд напоролся на вздымающуюся в сумраке, в считанные секунды выросшую между мной и колодцем, неприступную стену. Путь к зловещему спуску в бездны ада был отныне недоступен. На фоне образовавшихся гор местами сочился блеклый зеленый свет. Рюкзак и все мое снаряжение осталось под завалами. Единственное, что мне удалось уберечь, была испускающая тусклый, но стойкий, спасительный свет, хемилюминесцентная палочка, с помощью которой, я и осветил себе путь из той проклятой, погрязшей в безымянных веках извечной тьмы, обители первобытного, несказанного зла. Сердце мое сжалось от кольнувшего его тяжелого чувства бесконечного сожаления о понесенной утрате, когда бледный луч предзакатного солнца как-то неохотно и скупо поприветствовал меня на выходе из низкого сводчатого портала пещеры. Мысль о том, что мы вошли в эту чертову пещеру вместе с моим товарищем, но выйти из нее удалось лишь мне одному, грянула тысячью молний в моей душе, и с тех пор там не прекращает буйствовать гроза самобичеваний. С того рокового дня душа моя не ведает покоя. Мой друг остался в пасти колодца и одному только Богу известно, где сейчас его останки, продолжают ли нависать над бездной и по сей день, или же отступившие под ударами обрушившейся породы чудовищные щупальца увлекли его за собой в черные беспросветные глубины бездны, из которых они и явились.

Автор: Kirk Danfort

Редактор: Константин Попов-Костецкий 

LOVECRAFTIAN
LOVECRAFTIAN
lovecraftian.ru

Мы рады что вы посетили наш проект, посвященный безумному гению и маэстро сверхъестественного ужаса в литературе, имя которому – Говард Филлипс Лавкрафт.

Похожие Статьи