Наш проект, посвящен литературному
гению Г. Ф. Лавкрафту и феномену,
что он породил, обобщенный единым
термином «лавкрафтиана».

Если у вас есть вопросы, то напишите нам
на электронный почтовый адрес:
contact@lovecraftian.ru

Назад

Лавкрафт: Альфредо. Трагедия

Бомонт и Флетчер

Alfredo; a Tragedy

1918

Дей­ству­ю­щие Лица:

 

РИНАРТО, Король Касти­лии и Арагона

АЛЬФРЕДО, Принц-Регент

ТЕОБАЛЬДО, Пре­мьер-Министр

МАУРИСИО, Кар­ди­нал

ОЛЕРО

МАРЧЕЛЛО

ГОНЗАГО

МАРГАРИТА, дочь ОЛЕРО

АМАЛИЯ,

БЕАТРИС,

КАРЛОТА – юные фрей­ли­ны при Дворе

ДОРОТЕЯ

ЕЛЕНА

ИПАТИЯ, дочь МАРЧЕЛЛО

ГЕКАТИССА, бла­го­род­ная дама с Востока

Дамы и Гос­по­да при Коро­лев­ском Дворе

 

Место дей­ствия – МАДРИД

 

Дей­ствие I.

Сце­на I. Трон­ный Зал Дворца

 

Мы видим Коро­ля в воен­ных доспе­хах, сидя­ще­го на троне в при­сут­ствии сол­дат. Мау­ри­сио, Аль­фре­до и Тео­баль­до сто­ят перед троном.

 

РИНАРТО.

Аль­фре­до, в том удо­воль­ствие для королей –

Дво­рец поки­нуть ради шум­но­го лагеря,

Взять щит и копьё, и в гро­хо­те войны

Обно­вить сла­ву наше­го древ­не­го рода.

Ты же по зако­ну и с мило­сер­ди­ем управляй

Судь­бой наше­го королевства.

Я пору­чаю тебе быть бдительным,

Посто­ян­но забо­тить­ся об общем благе,

И пусть у наро­да наше­го не будет пово­да для жалоб.

Будь твёрд, но добр, и с пути не сбивайся;

Да будет Доб­ро­де­тель тво­им един­ствен­ным проводником.

Тебе же, Тео­баль­до, я поручаю

С такой же забо­той настав­лять в тай­нах правления

Юно­го прин­ца, направ­лять его быст­рый ум

И сле­дить за его пыл­ким сердцем,

Что слиш­ком силь­но пере­жи­ва­ет о доб­ро­те и справедливости.

Мау­ри­сио, Пре­по­доб­ный Отец, умо­ляю тебя,

Бла­го­сло­ви волей Папы наше оружие;

Свя­той Водой окро­пи наши мечи

И укре­пи нас в бит­ве про­тив мав­ров в чалмах.

 

(Вста­ёт. Мау­ри­сио про­хо­дит с сереб­ря­ным тази­ком вдоль сол­дат и окроп­ля­ет свя­той водой их копья.)

 

МАУРИСИО.

Во имя Отца, Сына и Свя­то­го Духа

Бла­го­слов­ляю ваш поход,

И пусть Крест пра­вед­но­сти вос­тор­же­ству­ет на поле битвы.

 

(Фан­фа­ры труб. Сол­да­ты выстра­и­ва­ют­ся в поход­ный порядок.)

 

АЛЬФРЕДО.

Доро­гой Сир, не бой­ся за судь­бу Королевства.

Я не стар, но, как ты зна­ешь, имею глу­бо­кие познания

О зем­ле нашей и о веке сем.

Раз­ме­ры Кор­до­вы не кажут­ся мне странными,

И хотя мои огнен­ные стра­сти бур­лят сомнениями,

Я кля­нусь не ими, но сво­и­ми размышлениями,

Стой­кой верой в выс­шую бесконечность.

Дела твои во мне гото­вы про­бу­дить сияние,

Ведь люди гово­рят, что чуде­са тво­ришь ты.

Так глу­бо­ко моё горе, что Судь­бой я отринут

И не могу с тобою вме­сте я сражаться.

 

(Все ухо­дят в воен­ном порядке.)

 

Сце­на II. Вести­бюль во Дворце

 

Вхо­дит Мар­га­ри­та, за ней сле­ду­ет Альфредо.

 

МАРГАРИТА.

Отстань же, ради бога, зачем мне гово­рить с тобой,

Когда сло­ва твои чуж­ды моим ушам?

Я луч­ше с радо­стью пой­ду искать при­двор­ных фрейлин,

Мы собе­рём­ся все в саду, чтоб вре­мя провести

С весё­лы­ми пес­ня­ми, невин­ны­ми, но яркими.

 

АЛЬФРЕДО.

Да, неж­ная дева, но в чём важ­ность этих песен?

Кто не поёт о необыч­ной весне,

О дере­вьях, бесед­ках, паст­би­щах с аню­ти­ны­ми глазками,

По кото­рым бес­печ­но сту­па­ют влюб­чи­вые пастушки,

Усту­пая доро­гу ним­фам старым,

Чьи удо­воль­ствия от этих песен уж прошли?

 

(Поёт, повер­нув­шись к окну)

 

Сюда при­хо­дишь ты с весен­ним жаром,

С пыш­ны­ми розо­вы­ми цветами,

Ищешь поклон­ни­ков лилий.

Здесь мило­сти­во пра­вит Пан,

Музы­ка Кип­ра неж­но скользит

Под золо­том солнца.

 

МАРГАРИТА.

Мело­дия кра­си­вая, хотя сло­ва ей не соответствуют.

Не задер­жи­вай меня, ибо в тво­ем нетер­пе­ли­вом голосе

Есть то, что раз­дра­жа­ет меня.

Я отправ­ля­юсь на луг,

И добав­лю свои пес­ни к хору дев.

 

АЛЬФРЕДО.

Ты зна­ешь моё серд­це, чест­ное коро­лев­ское сердце,

И всё же в нём может най­тись место для таких, как ты.

Раз­ве ты не слышишь?

 

МАРГАРИТА.

Меня тош­нит от лести.

Ты слиш­ком тяжёл, чтоб соот­вет­ство­вать моей воз­душ­ной воле.

Пой­ди в свою ком­на­ту, и поте­ряй себя в вет­хо­за­вет­ных книгах,

Иль про­гу­ляй­ся вече­ром с важ­ным Маурисио,

Иль про­ве­ди же, нако­нец, дис­курс с мрач­ным Теобальдо,

У кото­ро­го такое же холод­ное серд­це, как у тебя,

Или иди в трон­ный зал, где в бли­ста­ю­щем великолепии

Поко­ят­ся сим­во­лы тво­е­го ран­га и состояния.

Дер­жись за свою власть и искус­ство, и оставь другим

Заво­ё­вы­вать жен­ские сердца!

 

(Мар­га­ри­та уходит)

 

АЛЬФРЕДО. (Один)

Как горит моя душа за небе­са недостижимые!

Какой рай оби­та­ет в её пре­крас­ном лице!

Такая чест­ная, но всё ж холодная!

Забе­ри меня, доб­рая смерть,

Если Мар­га­ри­та не улыб­нет­ся, уви­дев мой костюм…

Но кто это идёт сюда?

 

(Вхо­дит Гекатисса)

 

ГЕКАТИССА.

Это я, мой бла­го­род­ный Принц,

Поклон­ни­ца тво­е­го обу­че­ния и тво­ей благодати.

Нет, не беги от меня!

Какой ужас может пре­бы­вать в моём бед­ном взгляде,

Что ты избе­га­ешь меня так?

Раз­ве не при­шла я с даль­не­го восточ­но­го берега;

Раз­ве моя гор­дость за мою родословную

Не такая же вели­кая как у тебя?

 

(Аль­фре­до неза­мет­но уходит)

 

Увы, печаль­ная участь, что юный Принц теп­ло относится

Ко всем дру­гим девуш­кам, но холо­ден ко мне!

 

(Зана­вес)

 

Дей­ствие II.

Сце­на I. Зал во Дворце

 

(Мы видим Аль­фре­до и Ипа­тию, сидя­щих за сто­лом дале­ко друг от друга.)

 

ИПАТИЯ.

Види­те ли, принц, поэт колеб­лет­ся в этой строке,

Мне не нра­вит­ся, что он дол­жен раз­бить поток

Сво­их бес­страст­ных ритмов.

Не дума­ешь ли ты, что сле­ду­ет ему

Более плав­ное изло­жить свои сия­ю­щие мысли?

 

АЛЬФРЕДО.

Всё так, как ты говоришь.

У нас с тобой почти один и тот же вкус,

Как буд­то стран­ное кол­дов­ство захва­ти­ло мою душу,

Когда мы с тобой озна­ко­ми­лись с этим письмом;

Но я лишён всей этой страсти,

Что зату­ма­ни­ва­ет ум,

Кто мудр и вдум­чив – стра­сти не подвластен.

 

ИПАТИЯ.

Но ты назы­вал меня пре­крас­ной в тот день,

Когда в саду мы гово­ри­ли накануне.

Но, сударь! Мнит­ся мне, я слы­шу тяжё­лые шаги

Ста­ро­го бол­ту­на Теобальдо,

Чьё лицо наве­ва­ет мрак на бла­жен­ство молодых.

Меня не будет.

 

(Ипа­тия ухо­дит. Вхо­дит Теобальдо)

 

ТЕОБАЛЬДО.

Как дела, при­леж­ный юноша?

Ты погру­зил­ся глу­бо­ко в тайны

Стра­ниц Ари­сто­те­ля или Абдерана?

Мне кажет­ся, я заме­тил, что в послед­нее время

На тво­ем челе тём­ное обла­ко, слов­но какое-то тай­ное горе.

Давай, рас­ска­жи мне всё,

Бла­го­да­ря сво­е­му воз­рас­ту могу дать совет!

 

АЛЬФРЕДО.

При­чи­на в леди Мар­га­ри­те, Сир,

Кото­рая избе­га­ет моих шагов и нико­гда не будет доброй,

Но ищет сво­их подруг-нимф и улы­ба­ет­ся лишь им.

Она долж­на моею стать,

Ина­че я в огне умру, наверняка,

Ничто дру­гое не охла­дит моё сердце.

Ска­жи, если ты можешь, будучи не затро­нут любовью,

Как спа­се­ния от отча­я­ния я могу достичь?

 

ТЕОБАЛЬДО.

Аль­фре­до, моё дав­но застыв­шее сердце,

Холод­ное, как снег Девы Родопы,

Пре­зи­ра­ет пла­мя, что всё расплавляет.

Всё же я читал о мно­гих таких при­ят­ных безумиях

В пре­да­ни­ях, кото­рые раз­го­ря­чён­ные поэты

Оста­ви­ли, как пес­ни для буду­щих поколений.

Мне жаль тебя, и кля­нусь кро­вью наше­го Иисуса,

Что помо­гу тебе в тво­ей печаль­ной любви.

Я так мно­го знаю о нимфах,

Поэты гово­рят, что они избе­га­ют пыл­ких поклонников,

Но сле­ду­ют за тем, о ком у них есть при­чи­на думать,

Что тот увле­чён дру­гой нимфой.

Поэто­му ищи кого-нибудь доб­рее, кто к тебе прильнет,

Кто будет тебе хоро­шей парой в пуб­лич­ных местах,

Где Мар­га­ри­та обя­за­тель­но уви­дит вас.

Но одна­жды я заме­тил задум­чи­вую деву,

Что вни­ма­тель­но сле­ди­ла за тобой.

Та, чье лицо по ран­гу пре­вос­хо­дит её саму,

Но она может послу­жить недол­го тебе,

Пока не воз­бу­дит рев­ность и панику.

Пусть судит тогда леди Гекатисса…

 

АЛЬФРЕДО.

Чёрт возь­ми!

Ста­рик, ты пола­га­ешь­ся на нашу дружбу?

Ты дума­ешь, что я мог бы так пло­хо с ним­фой поступить

Даже на мгно­ве­ние слу­чай­но­го разговора?

Она, мог­ла бы вдох­но­вить меня на вели­кие дела,

И дру­зья мои будут сме­ять­ся надо мной.

Но про­шлой ночью моло­дой Гон­за­го улыбался,

Когда Гека­тис­са ходи­ла за мной как тень.

Нет, ста­рик, воз­вра­щай­ся к сво­им заум­ным книгам;

Я иду искать Ипатию.

 

ТЕОБАЛЬДО.

Остань­тесь, юный Сир.

Это имя будо­ра­жит мои мысли.

Раз­ве это не она, дочь гер­цо­га Мар­чел­ло, чест­ная на вид,

И всё же более спра­вед­ли­вая в бого­по­доб­ном разу­ме и душе?

 

АЛЬФРЕДО.

Та самая, с кем в чистей­шей дружбе

Я при­леж­но про­во­жу свои часы.

Чудес­ная ним­фа, кото­рая в разу­ме Минервы

При­со­еди­ня­ет­ся к бла­го­да­ти Венеры.

 

ТЕОБАЛЬДО.

Неви­дя­щая моло­дежь! О, юных боль­ше, чем слепых!

Здесь была дева, хоро­шо под­хо­дя­щая тебе;

Муд­рая спут­ни­ца и про­ни­ца­тель­ный друг,

Кото­рая, как и ты, насла­жда­ет­ся чте­ни­ем книг,

В то вре­мя как Мар­га­ри­та, будучи тво­ей женой,

Зева­ла бы, иль раз­дра­жа­ла тебя таким нытьём,

Какое извест­но сре­ди жен, кото­рые дела­ют без­бра­чие тяж­ким бла­гом. Знай тогда, что все моло­дые ним­фы очень похожи,

За исклю­че­ни­ем того, к чему скло­ня­ет их осо­бый ум,

И было бы безу­ми­ем поз­во­лить тво­ей ярости

И любов­но­му безу­мию управ­лять тво­им выбором.

Изго­ни все мыс­ли о тво­ей непре­клон­ной красоте,

О той жесто­кой ним­фе, чьё бед­ное непол­но­цен­ное рождение

Не поз­во­лит ей занять престол,

Что дол­жен при­над­ле­жать тво­ей невесте,

И направь свой ум к Ипа­тии, чей ранг

Подо­бен её разу­му, и бли­зок к твоему.

Ещё не наста­ли обсто­я­тель­ства для вашей любви,

Зато есть дружба,

И если часто буде­те смот­реть друг на друга,

Насту­пит и любовь.

Я ухо­жу, и может ты ско­ро почувствуешь,

Как твоя страсть погас­нет ради Ипатии.

 

(Ухо­дят)

 

Сце­на II. Сад

 

(Мар­га­ри­та, Ипа­тия, Ама­лия, Беат­рис, Кар­ло­та, Доро­тея, Еле­на, и Гека­тис­са заня­ты играми)

 

АМАЛИЯ.

Что теперь, лег­ко­мыс­лен­ная Мар­га­ри­та, ты бро­сишь наши развлечения,

Хоть не про­шла и поло­ви­на игры?

Вый­ти замуж! В тече­ние несколь­ких дней я наблю­да­ла за тобой:

С опу­щен­ны­ми гла­за­ми ты ходи­ла и похо­рон­ным взглядом,

Как твой отец иль твой люби­мый кот;

Где теперь улыб­ка, что обыч­но сия­ла на тво­ём лице?

 

МАРГАРИТА.

Чума на тебя! Уйди!

Не хочу я тер­петь твою без­дум­ную болтовню!

Мои мыс­ли лишь мои.

Счи­тай­те, что я опла­ки­ваю отсут­ствие наше­го доб­ро­го короля

Или скорб­лю о судь­бе девуш­ки во фран­цуз­ском романе.

 

БЕАТРИС.

Пес­ня! Тьфу на деву, кото­рая мог­ла сегодня

В тос­ке рас­тра­тить сла­до­сти утра.

Посмот­ри­те, как све­тит солнце!

Давай, Кар­ло­та, спой ту песню,

Кото­рой научил тебя трубадур,

В то вре­мя как Доро­тея сыг­ра­ет на весё­лой лютне!

 

(Кар­ло­та поёт в сопро­вож­де­нии Доротеи)

 

Белые лилии рос­ли на лугу,

Когда Колин обра­щал­ся ко сво­ей Лиси;

Напрас­но умо­лял её моло­дой пастух,

Ибо скром­ность замо­ро­зи­ла её грудь.

 

Но Феб сиял на небе,

И Купи­дон напол­нял собою тёп­лый воздух,

Поэто­му Колин, раз­ме­няв свою любовь,

Нашёл, что Дорис более при­ят­на и справедлива!

 

МАРГАРИТА.

Пре­кра­ти­те свой гру­бый шум! Лют­ня не настроена.

 

ДОРОТЕЯ.

Так же не настро­е­на, как твои мыс­ли, небла­го­дар­ная нимфа!

 

КАРЛОТА.

Кля­нусь, музы­ка хоро­шо впи­са­лась в мою песню!

 

МАРГАРИТА.

Пото­му что твоё ква­ка­нье тоже было неуместным!

 

ИПАТИЯ.

Дамы, сты­ди­тесь! Из-за чего вы ссоритесь?

 

МАРГАРИТА.

Посмот­ри­те на эту скуч­ную поэтессу –

Кото­рая чужие соне­ты выда­ёт за свои!

Ска­жи, учё­ная дама, сколь­ко без­раз­лич­ных сто­пок бумаги

О глу­пых вещах ты спи­са­ла у других?

 

ГЕКАТИССА.

Я виде­ла её недав­но с тол­стой книгой;

Если бы мы вни­ма­тель­но её просмотрели,

Не сомне­ва­юсь, мы бы нашли в ней боль­шую часть её позд­них песен!

 

ИПАТИЯ. (в слезах).

За что эти насмеш­ки, суро­вые и неправдивые?

Раз­ве я по какой-то небрежности

Оби­де­ла кого-нибудь из дев, сидя­щих здесь?

Если так, то моё серд­це кается,

За то, что выска­зал мой язык,

Но я не знаю, в чём моё преступление.

 

ЕЛЕНА.

Нет, слад­кая Ипа­тия, если кто и обижен,

То твой язык послед­ний, что несёт вину.

Но остань­ся, Принц Аль­фре­до идёт!

 

(Вхо­дит Аль­фре­до с кни­гой; фрей­ли­ны соби­ра­ют­ся вокруг него)

 

АЛЬФРЕДО.

Пре­крас­ные ним­фы, при­вет­ствую всех вас!

Ни одна оча­ро­ва­тель­ная сви­та никогда

Не тан­це­ва­ла на бар­хат­ной земле,

Сре­ди весен­них цветов.

Посколь­ку Кит­рея, толь­ко что из Пафоса,

При­ве­ла сво­их таю­щих после­до­ва­те­лей по Арка­дий­ским лугам!

 

МАРГАРИТА.

Доб­рое утро, Принц, как пожи­ва­ет мой гос­по­дин сегодня?

 

АМАЛИЯ. (в сторону)

Наша Мар­га­ри­та учит­ся гово­рить более вежливо!

 

АЛЬФРЕДО. (К Маргарите).

Ну, ну, доб­рая нимфа.

(К Ипа­тии).

Ты при­го­то­ви­лась к наше­му еже­днев­но­му уроку?

Про­чла те стро­ки, кото­рые, по-тво­е­му, не очень хоро­шо написаны?

Мне кажет­ся, вон та зарос­шая зеле­нью беседка

Хоро­шо под­хо­дит для учебы;

Пой­дём в её тень и в холод­ные стены!

 

(Аль­фре­до и Ипа­тия ухо­дят в сопро­вож­де­нии всех, кро­ме Мар­га­ри­ты и Гекатиссы.)

 

ГЕКАТИССА.

Сест­ра, наш Принц, кажет­ся, сего­дня с чув­ством юмора.

Ипа­тия очень любит его,

Или же его кни­ги силь­но поко­ри­ли его бушу­ю­щее сердце.

 

МАРГАРИТА.

Ниче­го тако­го! Какая-то злая сила дей­ству­ет во всех моих венах,

И тём­ные фан­та­зии запол­ня­ют мои дол­гие бес­сон­ные ночи.

 

ГЕКАТИССА.

Со мной всё так­же происходит,

Ибо пре­зре­ние юно­го Аль­фре­до я пло­хо переношу.

На страст­ном Восто­ке, отку­да я родом,

Есть обы­чай, когда постра­дав­шая дева иногда

Облег­ча­ет свою гор­дость с помо­щью необыч­ной мести.

Я хоте­ла бы пого­во­рить с тобой наедине, доб­рая Маргарита,

Сест­ра в стра­да­нии, при­со­еди­нив­ша­я­ся ко мне в ненависти.

И может, мы сде­ла­ем так, что Ипатия,

Не дол­го будет радо­вать­ся брач­но­му часу!

 

 

Акт III.

Сце­на I. Вестибюль

 

(Вхо­дят Аль­фре­до, Ипа­тия, Тео­баль­до, Мар­чел­ло, Оле­ро, Мау­ри­сио, Мар­га­ри­та, и Гекатисса).

 

МАУРИСИО.

Теперь всё гото­во к обряду?

Сего­дня вели­чай­шая радость

В моей насы­щен­ной собы­ти­я­ми жизни;

В нашей церк­ви всту­па­ют в свя­щен­ный брак

Мой принц Аль­фре­до и пре­крас­ная Ипатия!

Прав­да ли, что ваш коро­лев­ский родитель

Поки­да­ет бит­ву ради крат­ко­го момента,

Что­бы засви­де­тель­ство­вать это радост­ное событие?

 

АЛЬФРЕДО.

Он посо­ве­то­вал мне так, Ваше Высокопреосвященство,

В пись­мах, при­слан­ных гер­цо­гом Марчелло,

Кото­рый, будучи отцом девуш­ки, на кото­рой я женился,

Был избран, чтоб при­быть сюда рань­ше Короля,

И под­го­то­вил театр масок,

Чтоб раз­ве­се­лить нас в этот день.

 

МАУРИСИО.

Что за театр масок? Я знаю, что Теобальдо,

Углу­бив­шись в антич­ные знания,

Напи­сал пье­су о язы­че­ских богах и наядах,

Боль­ше он ниче­го мне не сказал,

Так как он пере­дал это дело в более моло­дые руки,

Закон­чив свою часть работы.

 

ТЕОБАЛЬДО.

Я уж и сам забыл про это, пре­по­доб­ный Маурисио,

Это была пас­то­раль­ная фантазия,

Лёг­кая вещь о юном Глав­ке и нимфах,

В кото­рой Аль­фре­до игра­ет веду­щую роль,

В то вре­мя как вокруг него дей­ству­ют несколь­ко пре­крас­ных дев,

Глав­ная сре­ди них Ипа­тия, оде­тая как Сцилла.

Смысл мифа, кото­рый я серьёз­но улучшил,

В том, что­бы сде­лать счаст­ли­вый финал,

И пара, полу­чив над­ле­жа­щее зелье,

Сно­ва при­мет смерт­ную фор­му и посе­лит­ся на земле.

В этой части пред­став­ле­ния, Вы, Ваше Высокопреосвященство,

С Биб­ли­ей и обру­чаль­ны­ми коль­ца­ми, завер­ша­е­те спектакль,

При­со­еди­нив­шись к моло­дой паре,

Про­ве­дя обряд венчания.

 

МАУРИСИО.

Кра­си­вая идея, мне нра­вит­ся вполне,

И не бой­тесь, что я не смо­гу сыг­рать свою роль.

 

ОЛЕРО.

Посмот­ри­те на мою дочь, отметьте,

Как она пре­крас­на, сама Цирцея.

Я буду играть зелё­но­го Океануса.

 

МАРЧЕЛЛО.

Посмот­ри­те на моё дитя,

На образ моей свя­той Ины,

Когда под мою руку на подоб­ный обряд она шла.

Хотел бы я, чтоб она мог­ла бы уви­деть этот час!

 

ОЛЕРО.

Мой гер­цог, час ещё не наступил.

 

МАУРИСИО.

Как теперь не бояться?

Любая мелочь может при­ве­сти к ошибке.

 

ОЛЕРО.

Нет, Ваше преосвященство,

Я думаю, всё прой­дёт хорошо.

 

МАРЧЕЛЛО.

Пой­дём сей­час, вре­мя уже поджимает.

Ты при­го­то­ви­ла кубок, Гекатисса,

Кото­рый тре­бу­ет­ся в пьесе?

 

ГЕКАТИССА.

Милорд, при­го­то­ви­ла сра­зу же, как согла­си­лась поучаствовать.

Нет мас­ки, под­хо­дя­щей для мое­го лица,

Но я смог­ла хоть в чём-то малом вам помочь.

Вино ста­рин­ное и редкое;

Ни один муж­чи­на или жен­щи­на здесь не пили такого.

Это с Восто­ка, отку­да, как вы зна­е­те, я приехала.

 

(За две­рью зазву­ча­ли гобои).

 

АЛЬФРЕДО.

Это Король, мой бла­го­род­ный сир Ринарто,

Идём­те в зал и попри­вет­ству­ем его, когда он войдёт!

 

МАРГАРИТА. (в сторону).

Доб­ро пожа­ло­вать, вели­кий Король!

Вни­ма­тель­но сле­ди­те за пьесой,

Похо­же, вели­кие собы­тия ждут вас сегодня!

 

(Все ухо­дят)

 

Сце­на II. Боль­шой Зал

 

(Зана­вес перед сце­ной. Ринар­то, Тео­баль­до, Дамы, Гос­по­да и Сол­да­ты сидят в каче­стве зрителей.)

 

РИНАРТО.

Как идут дела, вели­кий наш учё­ный Теобальдо;

Послед­ний акт не испор­тит ли всё очарованье?

 

ТЕОБАЛЬДО.

Я напи­сал всё это так, милорд.

Сей­час вы виде­ли зло и гнев Цирцеи,

Затем появит­ся слад­ко­го­ло­сый Эндимион,

Кото­ро­го сыг­ра­ет моло­дой Гонзаго,

Сын бла­го­род­но­го Кастро.

Он при­не­сёт с Луны вино из вол­шеб­но­го нектара,

Кото­рое опья­нит и вос­ста­но­вит на зем­ле закол­до­ван­ную пару.

 

РИНАРТО.

Мне нра­вит­ся, как всё звучит,

Бла­го­да­рю тебя за ста­ра­ния и помощь в празднике.

Аль­фре­до пока держится…

 

ТЕОБАЛЬДО.

Но вот, милорд,

Зана­вес сно­ва откры­ва­ет­ся – вни­ма­ние на сцену!

 

(Зана­вес рас­кры­ва­ет сце­ну, пред­став­ля­ю­щую ска­лы и берег моря. Вхо­дит Гон­за­го, оде­тый как Энди­ми­он, неся кубок. Он дует в раковину.)

 

ГОНЗАГО.

Духи из ваших туман­ных глубин,

Где дрем­лет Бог моря,

И мор­ские ним­фы ката­ют­ся на волнах,

А Ная­ды из оке­ан­ских пещер под­ни­ма­ют­ся в пене.

Где бро­дят послуш­ные дельфины.

Под­ни­ми­тесь, вы пре­крас­ные ско­пи­ща русалок,

Печаль­ные от неправо­ты Сциллы;

Доб­рая Лей­ко­цея, друг чело­ве­ка, приди,

Посмот­реть на наши обряды.

 

(Вхо­дит мно­го моло­дых жен­щин, оде­тых как мор­ские боги­ни, вме­сте с Мар­га­ри­той, оде­той как Цирцея.)

 

МАРГАРИТА.

Начи­най, зло­умыш­лен­ник с неба

Из свет­лых, цве­ту­щих лото­сов Латмоса;

Ибо нет у вас сил под­нять мощ­ных богов моря,

Нет вла­сти у вас вме­ши­вать­ся в мои дела.

 

ГОНЗАГО.

Цир­цея, твоя про­ти­во­за­кон­ная сила бежала,

Когда Диан, сия­ю­щий над тво­ей гре­хов­ной головой,

Про­явил своё могущество.

В моей руке вол­шеб­ный ветер,

Сме­тёт он вред­ные болезни,

И навсе­гда изба­вит нас от чар твоих.

Главк и Сцил­ла выхо­дят из ваших глубин,

Энди­ми­он при­зы­ва­ет – избав­ле­ние здесь

По мило­сти Синтии.

 

(Вхо­дят Аль­фре­до и Ипа­тия, оде­тые как Главк и Сцил­ла. Гон­за­го в костю­ме Энди­ми­о­на про­тя­ги­ва­ет им кубок.)

 

Испей­те это золо­тое лун­ное вино,

В нём нет ника­ких гре­хов­ных примесей,

Оно сде­ла­ет вас похо­жи­ми на людей.

 

(Даёт кубок Аль­фре­до, кото­рый раз­ре­ша­ет Ипа­тии испить пер­вой, а затем пьёт сам.)

 

АЛЬФРЕДО.

Как свет подоб­ный пени­стым волнам,

Бьет­ся моё серд­це по мере того,

Как я воз­вра­ща­юсь в свой род­ной дом.

Пре­крас­ная Сцил­ла, моя невеста,

Когда насту­пит ночь,

Мы не задер­жим­ся у скал и моря.

 

(Слег­ка пока­чи­ва­ет­ся, но вос­ста­нав­ли­ва­ет равновесие)

 

ИПАТИЯ. (роб­ко).

Син­тия, неза­пят­нан­ная дева,

Кото­рая посы­ла­ет тебе бла­го­сло­вен­ную помощь,

Твои алта­ри, богатые…

 

(Пада­ет в объ­я­тия Альфредо)

 

Я падаю в обмо­рок, Альфредо!

Что это за стран­ный огонь,

Кото­рый безум­но обжи­га­ет все мои вены?

 

АЛЬФРЕДО.

Ипа­тия! Любовь! Что сде­ла­ли фурии?

Ядо­ви­тая тос­ка сжи­га­ет мою душу…

Отец, мой Король, и ты, Теобальдо,

Вы посе­ти­ли нас в час вне­зап­но­го, ново­го бедствия!

 

(Аль­фре­до и Ипа­тия опус­ка­ют­ся на пол; Ринар­то и Тео­баль­до под­бе­га­ют к ним. Ринар­то заклю­ча­ет в свои объ­я­тия Аль­фре­до. Из-за кулис выхо­дят Гека­тис­са и Олеро).

 

РИНАРТО.

Мой сын, Аль­фре­до! Гово­ри со мной, дитя моё!

 

ГЕКАТИССА.

Что такое, восточ­ное вино слиш­ком крепкое

Для упря­мых прин­цев и ковар­ных дев?

 

(Гон­за­го выхва­ты­ва­ет свой меч)

 

ГОНЗАГО.

Восточ­ная зло­дей­ка! Твоя рука винов­на в этом,

Но сле­ду­ю­ще­го акта ты не совершишь!

 

(Уби­ва­ет её)

 

(Оле­ро доста­ёт меч из-под теат­раль­но­го костю­ма и вызы­ва­ет на бой Гонзаго)

 

ОЛЕРО.

Это за мою дочь, оскорб­лён­ную принцем,

Кото­ро­му ты слу­жишь с такой бес­при­чин­ной преданностью!

 

(Нано­сит смер­тель­ную рану)

 

ГОНЗАГО.

Я уми­раю, бла­го­род­ней­ший Король!

 

(Уми­ра­ет)

 

(Тео­баль­до набра­сы­ва­ет­ся на Оле­ро и всту­па­ет в бой)

 

ТЕОБАЛЬДО.

Ты, про­кля­тая дере­вен­щи­на, при­ми судьбу,

Кото­рая слиш­ком хоро­ша для тебя,

Ведь ты досто­ин толь­ко виселицы!

 

(Смер­тель­но ранит Оле­ро. Мар­га­ри­та под­кра­ды­ва­ет­ся сза­ди к Теобальдо)

 

ОЛЕРО.

Дочь, ото­мсти за меня!

 

(Уми­ра­ет)

 

(Мар­га­ри­та вон­за­ет кин­жал в спи­ну Теобальдо)

 

МАРГАРИТА.

Ста­рый него­дяй, полу­чи это за мое­го бед­но­го отца и меня,

Мы попа­ли в беду из-за тво­их ковар­ных сове­тов Альфредо!

 

(Аль­фре­до, уми­рая, выпол­за­ет из рук отца, хва­та­ет­ся за меч мёрт­во­го Гон­за­го и при­бли­жа­ет­ся к Мар­га­ри­те со спины.)

 

ТЕОБАЛЬДО.

Чума на ведь­му! Ринар­то, моё вре­мя пришло.

Но хотел бы я, что­бы ты знал, что я с радо­стью умру,

Слу­жа мое­му королю.

 

(Аль­фре­до ранит Маргариту)

 

АЛЬФРЕДО.

Вот тебе, про­кля­тая нимфа.

За Тео­баль­до и за всё то горе,

Что при­чи­ни­ли твой каприз и тщеславие!

Мерз­кая убийца…

 

МАРГАРИТА.

Я поги­баю от тво­ей руки, Воз­люб­лен­ный Альфредо,

Любя тебя ещё силь­ней. Это слад­кая смерть –

Я долж­на была убить себя в буду­щей жиз­ни, не желая жить без тебя.

Но я не мог­ла тебе поз­во­лить женить­ся на Ипатии!

 

(Уми­ра­ет)

 

ТЕОБАЛЬДО. (К Альфредо)

Доб­рая моло­дёжь, я отомщён!

Мы вме­сте идём в края бес­ко­неч­но­сти и света.

 

(Аль­фре­до и Тео­баль­до уми­ра­ют. Вхо­дит Мар­чел­ло из-за кулис теат­ра масок.)

 

МАРЧЕЛЛО.

Что озна­ча­ет сия ужас­ная картина!

Дитя! Ипа­тия! Они гово­рят, что ты отрав­ле­на, ска­жи мне, дитя!

 

(Идёт к сво­ей дочери)

 

ИПАТИЯ.

Отец, я уми­раю, но уми­раю неотомщённой,

Пото­му что те, кто замыш­лял это зло, были убиты.

Всё про­ис­хо­дит так, как я думала,

Сама смерть – это все­го лишь вид свадьбы,

Я буду в цар­ствах эфи­ра бро­дить с моим Альфредо,

Испы­ты­вая более высо­кие радости,

Чем те зем­ные, что мы мог­ли бы обрести.

Смот­ри вон там золо­той кубок,

Из кото­ро­го мы выпи­ли смер­тель­ный яд,

Что свя­зал нас в смерти!

 

(Уми­ра­ет)

 

РИНАРТО.

Наши люби­мые дети оба уби­ты, Марчелло.

У меня есть моё коро­лев­ство, но чего оно стоит,

Если два­дцать дру­гих коро­левств погиб­ли в душе?

 

(Мар­чел­ло хва­та­ет кубок и пьёт из него)

 

МАРЧЕЛЛО.

Мой сеньор, я ухожу!

Я слиш­ком стар, что­бы жить в пустом теле,

С мёрт­вым сердцем.

 

РИНАРТО.

Мар­чел­ло! Кто ска­жет, что горе отца

Силь­ней у гер­цо­га, чем короля?

Дай мне кубок!

 

МАРЧЕЛЛО. (Сла­бым голосом)

Нет, милорд Ринарто!

Госу­дар­ство тре­бу­ет руко­вод­ства тво­ей руки.

Это твоя жизнь…

 

РИНАРТО.

Уже нет! Дай мне кубок.

Это при­каз тво­е­го Короля!

Мау­ри­сио здесь, Почтен­ный кар­ди­нал Свя­той Церкви,

Он будет пра­вить по веле­нию Папы,

Пока мой брат не вер­нёт­ся из Сици­лии, что­бы занять трон.

 

(При­ни­ма­ет кубок и пьёт)

 

Свер­ши­лось! Я выпил боль­ше, чем ты,

Что­бы я мог уме­реть рань­ше, и с тобой.

Мы были дру­зья­ми, Марчелло,

Посре­ди реву­ще­го сра­же­ния и неиз­ме­ри­мой силы.

Вот, возь­ми меня за руку…

 

МАРЧЕЛЛО.

Я думаю, что это конец.

 

РИНАРТО.

Это дей­стви­тель­но конец.

(К Мау­ри­сио). Бла­го­че­сти­вый Маурисио,

Про­ве­ди над наши­ми несколь­ки­ми телами

Те похо­рон­ные обря­ды, что гово­рят­ся на латыни,

Кото­рые ваша Цер­ковь пред­пи­сы­ва­ет тем, кто умирает.

Запи­ши­те в кни­ги эти страш­ные события,

Обри­суй­те нас с таки­ми нравами,

Какие ваш духов­ный сан под­ска­жет описать.

Я иду, Аль­фре­до, бли­жай­ший к мое­му сердцу,

Кого на мгно­ве­ние отде­ли­ла от меня смерть.

 

(Ринар­то и Мар­чел­ло умирают)

 

МАУРИСИО.

Посмот­ри­те, какая страш­ная болезнь – жен­ская злоба!

Наш король Ринар­то, его гор­дый сын,

Спра­вед­ли­вая Ипа­тия и учё­ный Теобальдо,

Мар­чел­ло, бла­го­род­ный гер­цог, моло­дой Гонзаго,

Все уби­ты и ото­мще­ны из-за жен­ской лжи.

Про­кля­тая Мар­га­ри­та и её отец – веро­лом­ный Олеро,

И дама с Восто­ка, чьи пре­ступ­ле­ния в отвратительности

Пре­вос­хо­дят её саму.

Вы, гости, собрав­ши­е­ся у могилы,

Про­шу всех на корот­кое вре­мя удалиться,

Пока на сме­ну похо­рон­ным обря­дам не при­дёт веселье.

Моё серд­це взы­ва­ет к этим подвигам.

Я пой­ду в часов­ню и сосчи­таю свои чётки!

КОНЕЦ ТРАГЕДИИ.

Примечания:

«Alfredo; a Tragedy» / «Аль­фре­до. Тра­ге­дия»

Дра­ма в сти­хах (411 строк); дати­ро­ва­на 14‑м сен­тяб­ря 1918 года, как напи­сан­ная «Бомон­том и Флет­че­ром» (т. е. Джон Флет­чер [1579–1625] и Фрэн­сис Бомонт [при­бл. 1585–1616], дра­ма­тур­ги вре­мён коро­ля Якова).

Впер­вые опуб­ли­ко­ва­на в DB.

Пье­са пред­став­ля­ет собой отсыл­ку к роман­сам сред­ней шко­лы Аль­фре­да Гал­пи­на, напи­сан­ным в фор­ме Ели­за­ве­тин­ской тра­ге­дии. Аль­фре­до (Гал­пин), принц-регент, жаж­дет Мар­га­ри­ты (Мар­га­рет Абра­хам), но она утвер­жда­ет, что счи­та­ет его слиш­ком при­леж­ным для её «воз­душ­ной воли»; тем не менее, она начи­на­ет рев­но­вать, когда видит, что Аль­фре­до мно­го вре­ме­ни про­во­дит с Ипатией.

Она и Гека­тис­са (непри­вле­ка­тель­ная жен­щи­на, ранее отверг­ну­тая Аль­фре­до) соби­ра­ют­ся вме­сте, что­бы ото­мстить. Во вре­мя пре­зен­та­ции пье­сы, в кото­рой Аль­фре­до и Ипа­тия, теперь помолв­лен­ные, игра­ют в при­сут­ствии коро­ля Ринар­то (Рей­н­харт Кляй­нер), Аль­фре­до и Ипа­тия пьют из куб­ка, вино в кото­ром было отрав­ле­но Гека­тис­сой; они лежат уми­ра­ю­щие. В яро­сти Гон­за­го осо­зна­ёт заго­вор и уби­ва­ет Гека­тис­су; её отец, Оле­ро, уби­ва­ет Гон­за­го; Тео­баль­до (Лав­крафт), настав­ник Аль­фре­до, уби­ва­ет Оле­ро; Мар­га­ри­та уби­ва­ет Тео­баль­до; Аль­фре­до, в смер­тель­ных муках, уда­ёт­ся убить Мар­га­ри­ту; Ринар­то, в горе, выпи­ва­ет из куб­ка и уми­ра­ет, остав­ляя Мау­ри­сио (Морис У. Мо), кар­ди­на­ла, опла­ки­вать тра­ге­дию и пере­би­рать свои чётки.

(С.Т. Джо­ши, Д.И. Шульц, «Энцик­ло­пе­дия Г.Ф. Лавкрафта»)

Переводчик

Я пере­во­жу сочи­не­ния Г.Ф. Лав­краф­та, кото­рых ещё нет на рус­ском язы­ке, а так­же рас­ска­зы его кол­лег и после­до­ва­те­лей, сочи­ня­ю­щих в жан­ре “Мифы Ктул­ху”, и ста­тьи на эту тему.

Оставьте Отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован.

Мы используем файлы cookie, чтобы предоставить вам наилучшие впечатления. Политика Конфиденциальности