Наш проект, посвящен литературному
гению Г. Ф. Лавкрафту и феномену,
что он породил, обобщенный единым
термином «лавкрафтиана».

Если у вас есть вопросы, то напишите нам
на электронный почтовый адрес:
contact@lovecraftian.ru

Назад

Лавкрафт: Забвение (Ex Oblivione)

Ex Oblivione

1921

Когда наста­ли мои послед­ние дни и ничтож­ные мело­чи жиз­ни ста­ли сво­дить меня с ума, подоб­но тем кап­лям воды, что пада­ют на голо­ву несчаст­ной жерт­вы в каме­ре пыток, я стал все чаще искать при­бе­жи­ща в луче­зар­ном цар­стве снов. Там я нахо­дил ту толи­ку кра­со­ты, кото­рой мне так недо­ста­ва­ло в жиз­ни, и подол­гу бро­дил по ста­рым, запу­щен­ным садам под сенью оча­ро­ван­ных рощ.

В тех снах, где ветер был теп­лым и пря­ным, я слы­шал зов юга и, устрем­ля­ясь ему навстре­чу, парил в без­бреж­ном про­стран­стве под неве­до­мы­ми звездами.

А в снах, где моро­сил дождь, я сколь­зил в чел­но­ке по недвиж­ной гла­ди сумрач­ной под­зем­ной реки, пока не попа­дал в стра­ну пур­пур­ных зака­тов, раз­но­цвет­ных дере­вьев и неувя­да­ю­щих роз.

И еще мне сни­лось, буд­то я иду по чудес­ной золо­той долине, всту­паю в тени­стую рощу с живо­пис­ны­ми раз­ва­ли­на­ми и оста­нав­ли­ва­юсь перед высо­кой, сплошь уви­той плю­щом сте­ной с кро­шеч­ной брон­зо­вой калиткой.

Я часто видел этот сон – и с каж­дым разом про­во­дил все боль­ше вре­ме­ни в про­хлад­ном полу­мра­ке сре­ди высо­ких, при­чуд­ли­во изо­гну­тых ство­лов, меж кото­ры­ми тут и там вид­не­лись потем­нев­шие от вре­ме­ни кам­ни древ­них хра­мов, погре­бен­ных в чер­ной сырой зем­ле. И вся­кий раз пре­де­лом моих ноч­ных ски­та­ний ста­но­ви­лась могу­чая, уви­тая плю­щом сте­на с кро­шеч­ной брон­зо­вой калиткой.

День ото дня все силь­нее ощу­щая на себе тяжесть серых и одно­об­раз­ных буд­ней, я с нетер­пе­ни­ем ждал наступ­ле­ния ночи, что­бы вновь пере­не­стись в чудес­ную доли­ну и бро­дить по тени­стым рощам, вку­шая неизъ­яс­ни­мое бла­жен­ство. С неко­то­рых пор я даже стал поду­мы­вать о том, что­бы остать­ся там навсе­гда и покон­чить с про­зя­ба­ни­ем в этом без­ра­дост­ном мире, лишен­ном пре­ле­сти и кра­со­ты. И когда я гля­дел на кро­шеч­ную калит­ку в могу­чей стене, я серд­цем чув­ство­вал, что она ведет в вол­шеб­ное цар­ство грез, отку­да нет возврата.

Отныне я каж­дую ночь зани­мал­ся поис­ка­ми потай­ной щекол­ды, ото­дви­нув кото­рую я смог бы прой­ти через калит­ку в древ­ней, уви­той плю­щом стене. И хотя все ста­ра­ния мои были тщет­ны, я не отча­и­вал­ся и про­дол­жал свои поис­ки – ведь там, за сте­ной, меня жда­ло луче­зар­ное цар­ство веч­ной и пре­крас­ной жизни.

В одном из снов я забрел в при­зрач­ный город Зака­ри­он и там нашел древ­ний ману­скрипт, испещ­рен­ный раз­мыш­ле­ни­я­ми муд­ре­цов, кото­рые неко­гда жили в этом горо­де и были слиш­ком муд­ры, что­бы родить­ся наяву. Ману­скрипт этот содер­жал мно­го­чис­лен­ные сви­де­тель­ства о мире снов и в том чис­ле одну леген­ду, где гово­ри­лось о золо­той долине, свя­щен­ной хра­мо­вой роще и высо­кой стене с кро­шеч­ной брон­зо­вой калит­кой. С пер­во­го взгля­да я понял, что эта леген­да повест­ву­ет о тех самых местах, где я столь часто бывал, и я дол­го вчи­ты­вал­ся в пожел­тев­ший от вре­ме­ни свиток.

Одни из муд­ре­цов вос­тор­жен­но рас­пи­сы­ва­ли чуде­са, таив­ши­е­ся по ту сто­ро­ну сте­ны, дру­гие с содро­га­ни­ем гово­ри­ли об ужа­сах и вели­ких разо­ча­ро­ва­ни­ях. Я не знал, кому из них верить, но жела­ние попасть в ту неве­до­мую стра­ну раз­го­ре­лось во мне еще силь­нее, ибо ничто так не при­тя­ги­ва­ет нас, как тай­на и неопре­де­лен­ность, и ничто так не пуга­ет, как про­за повсе­днев­но­сти. Поэто­му, как толь­ко я вычи­тал про сна­до­бье, с помо­щью кото­ро­го мож­но про­ник­нуть за калит­ку в высо­кой стене, я решил при­бег­нуть к нему перед оче­ред­ным отхо­дом ко сну.

Сего­дня ночью я при­нял это сна­до­бье и пере­нес­ся в золо­тую доли­ну с тени­сты­ми роща­ми. На этот раз калит­ка ока­за­лась откры­той, и из нее исхо­ди­ло осле­пи­тель­ное сия­ние, при­да­вая еще более при­чуд­ли­вый и зага­доч­ный вид искрив­лен­ным ство­лам и купо­лам погре­бен­ных хра­мов. Окры­лен­ный уви­ден­ным, я устре­мил­ся навстре­чу кра­со­там и радо­стям той стра­ны, отку­да не быва­ет возврата.

Но когда калит­ка рас­пах­ну­лась шире и чары сна­до­бья и сна пере­нес­ли меня по ту сто­ро­ну сте­ны, я понял, что моим надеж­дам на вели­ко­ле­пие и кра­со­ту при­шел конец, ибо там, куда я попал, не было ни суши, ни воды, но одна сплош­ная белиз­на пусто­го и без­бреж­но­го про­стран­ства. И, охва­чен­ный бла­жен­ством, о кото­ром я не смел и меч­тать, я зано­во рас­тво­рил­ся в исход­ной бес­ко­неч­но­сти кри­сталь­но­го забве­ния, отку­да демон по име­ни Жизнь при­звал меня на один толь­ко крат­кий и без­от­рад­ный миг.

Примечания

*Из забве­ния (лат.). (Прим. перев.) 

Рас­сказ напи­сан в кон­це 1920 или нача­ле 1921 г. и опуб­ли­ко­ван в жур­на­ле «The United Amateur» в мар­те 1921 г.

Переводчик

Рос­сий­ский пере­вод­чик. Родил­ся в семье слу­жа­щих. Окон­чил факуль­тет ино­стран­ных язы­ков Сверд­лов­ско­го госу­дар­ствен­но­го педа­го­ги­че­ско­го инсти­ту­та (1984). Рабо­тал пере­вод­чи­ком на ком­би­на­те «Элек­тро­медь» (1985–1986), затем в Сверд­лов­ском тех­но­ло­ги­че­ском инсти­ту­те (1986–1988), в област­ной дет­ской боль­ни­це № 1 (с 1992).

Оставьте Отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован.

Мы используем файлы cookie, чтобы предоставить вам наилучшие впечатления. Политика Конфиденциальности