Привет, сайт в процессе завершения. Некоторые ссылки могут не работать.
tvar pod memfisom - Лин Картер: Тварь под Мемфисом

Лин Картер: Тварь под Мемфисом

Второй Нарратив
из «Некрономикона» (I – II)

Lin Carter
The Thing Under Memphis

ПРИМЕЧАНИЕ: Это печально известный Второй Нарратив (1) из Некрономикона; он непосредственно следует за «Гибелью Яктхуба» и предшествует «Городу столбов». Более чем несколько ученых заметили, что эта коллекция повествований от первого лица (очевидно, основанная на жизненном опыте Альхазреда как колдуна и некроманта), по-видимому, тщательно смоделирована по «Эпизодам Эйбона из Му Тулана», второй книге «Livre d ‘ Ivonis». В обоих этих сборниках адских знаний они, похоже, служат одинаковой цели, т.е. в качестве предупредительных рассказов, призванных насторожить изучающего колдовские чары, показав многочисленные опасности, связанных с определенными исследованиями.

Бесчисленными и пагубными являются те секреты, которые все еще сохранились со времен планетарного давно забытого и мифического Расцвета. И в зловонных заливах глубоко под земной корой, где находятся окруженные горячими вонючими испарениями Склеп и Гробница, все еще прячутся и в наши дни, замершие между сном и смертью, безумие из вневременья и ужас из-за сфер. И поистине безрассудным будет тот, кто посмеет вырвать их из их заслуженного отдыха. (I)

Увы, ненасытная страсть всегда побуждает таких, как мы, выведывать запретные знания у адитов Прошлого, заглядывать в самые глубокие и страшные арканы циклов предшествующих нашим собственным, искать секреты, которым лучше всего оставаться глубоко погребенными и неведомыми, и пробуждать от спящей смерти То, что было забыто бесконечные века назад и которое лучше людям не искать и оставить в забвении.

Все это ужасная правда, и об этом я, Альхазред, прекрасно знал; и все же мне не удалось победить свои желания, которые пришли ко мне после ухода и гибели Яктхуба. И в полноте Времени я обрел твердую решимость познавать без руководства и наставника секреты Таинств, скрытых от людей эоны назад в подземных безднах и в темных и опасных местах Старейшего Мира.

И таким образом это закончилось тем, что я встал и покинул запечатанную и скрытую долину Хадот, расположенную среди мрачных каменистых холмов Неб, которые обнажаются из-за наползающих наводнений древнего и мистического Нила, вместе с теми немногими, кто последовал за мной, и кто со мной познавал Старшие Знания из уст сарацинского волшебника, нашего предыдущего Учителя.

Вскоре мы пришли к бесплодной и безлюдной пустыне смещающихся песков, которые простирались под холодной и лукаво ухмыляющейся Луной, и оказались недалеко от огромных и древних обломков – руин, некогда носивших человеческое название – Мемфис. Здесь древние фараоны, увенчанные пшентом (2), царствовали и пировали, и сейчас спят долгим сном вот уже множество эпох, замотанные в пропитанные горьким натром и проложенные специями полоски ткани, в тайных склепах, скрытых под высокими скалами Долины Царей.

И вот здесь, среди лишенных жизни песков, находится древний кумир из камня, которому наши предки придали форму Крадущегося Зверя. И когда мои последователи увидели эту страшную тварь, они дрогнули и отступили; отсюда, презирая и высмеивая глупость их страха, я отправился один, с самым смелым из моих спутников – доблестным юношей по имени Ибрахим.

Мы прошли через Тайную Дверь, которая лежит между вытянутыми лапами могущественного Сфинкса, – этого зловещего и задумчивого каменного существа, который давно считает эту мрачную и бесплодную пустыню своим логовом, и который всегда смотрит в лицо Вечности немигающим и загадочным взглядом, – улыбаясь его пренебрежению, его знаниям и его сардонической улыбке.

Через портал мы прошли и направились по Тайной Лестнице, которая ведет вниз и вниз к глубоким и погруженным во мрак склепам, которые сокрыты под огромным некрополем Мемфиса. Прежде, в течение многих лет, предшествовавших этому, ученый Яктхуб приводил нас сюда этим мрачным путем, чтобы пресмыкаться перед Тем, кто может быть вызван тонким ремеслом в Ямы, расположенные под разрушенным временем Мемфисом, из темных царств, смежных с нашим миром. И вот наконец Ибрахим и я вошли в обширный и высокий Склеп, где при слабом сиянии мерцающих конусов мы начертили двойные круги на пороге – два Круга Защиты, где мы будем стоять, и один Круг Защиты, в котором будет находиться Существо (это было необходимо, чтобы Существо несвоевременно не бросилось и не пожрало нас), слегка всколыхнули зловонный чад испарений, как это было необходимо, и провыли Слова и Имя. Мы посмели вызвать Великого Тсатоггуа, который был старым, когда сами звезды были еще молодыми, и который спустился из далеких транс-космических заливов, когда эта земля была только сформирована и еще не породила жизни, за исключением бесформенный и хныкающих тритонов Расцвета. 

Черной и гибкой была дрожащая Масса, покрытая мехом, с раздутым мерзким брюхом, и в Его ужасном облике были соединены узнаваемые характеристики Летучей Мыши, Жабы и Ленивца. Он припал к земле в центре Круга, и глубоким и сонным голосом спросил, зачем мы призвали Его из Его векового сна. Ибрахим затрясся от ужаса и отвращения к этой Мерзости, но я, который был сделан из более крепкого материала, посмел заговорить о желаниях, которые захватили мое сердце. Поэтому Черная Тварь научила нас Играм Мао и формулировке Песни Утгоса и рассказала Секретную Притчу о Бягуне Безликом и о многом другом. (II) Да, из уст самого Тсатоггуа я узнал те формулы, с помощью которых можно управлять демонами; все формулы от Йр до Нххнгр стали известны мне и таким образом Великая Сила, потому что эти Демоны живут во многих сферах, кроме этой, а так же на другой стороне самого Кадата. (III)
Все эти секреты и многое другое я освоил в темноте зловонного и мифического Склепа в древнем городе. Но когда стало понятно, что я получил все Знания, которые искал, и что мой переутомленный мозг не может больше чему-либо учиться, я произнес вслух «Обряд изгнания», – жабоподобная и приземистая Тварь только ухмыльнулась и облизнула губы длинным языком, как слизистый белый червь, но не шелохнулась и не исчезла.

В тот момент, по правде говоря, страх начал подтачивать мои жизненные силы, и мой спутник посмотрел на меня с ужасом в глазах, поскольку мы оба понимали, что Существо, которое мы вызвали сюда с такой легкостью, нельзя с такой же легкостью отправить обратно в места его пребывания. Поэтому, как я уже говорил, и повторю вновь, не вызывайте Того, с кем вы не сможете справиться. (IV)

Сюда мы вызвали Внушающего страх Тсатоггуа с помощью Ритуала Вула (V), с помощью которого можно вызвать из лишенных света пещер под землей То, что скрывается глубоко под земной корой, и Изгнание, которое мы тщетно совершали, было таким же, как и в этом Ритуале. Как бы то ни было, поскольку мне казалось, что я не имею недостатка в силах, я приложил все свои усилия, исполняя обряды Изгнания и Освобождения, которые знал, чтобы отправить Черную Тварь обратно в погруженный во мрак Н’кай. Но мои Знания и Моя Сила не обладали нужным воздействием, которого я так искренне желал.

И все это время мой помощник смотрел на меня с широко раскрытыми глазами и ужасом на лице, бледный, как сыворотка…
В конце концов, я решился, находясь в крайней стадии своего Страха и Опасности, прибегнуть к спасительному средству. Схватив своего ученика, несчастного и испуганного Ибрахима, я толкнул его, вышвырнув за пределы Круга Защиты, и таким образом, он упал и лежал беспомощный на полу между жабьими ногами сидящей на корточках Твари, которая нагнула свою отвратительную голову, чтобы исследовать это неожиданное Подношение. С противным всхлипом между слюнявых губ выскользнул за подаянием его язык. И когда раздались громкие крики, и я увидел, что Тсатоггуа был занят, я осторожно поднялся на ноги и бежал прочь из этих проклятых и шумных Склепов, вверх по Тайной лестнице, туда, где чистый воздух и здоровый свет рассвета. Я немедленно покинул это жуткое место с моими спутниками, двигающимися за мной по пятам. И мы направились медленно в сторону Аравии Феликс (3), ибо Город Столпов, так же известный как Ирем, находится именно там.

ПРИМЕЧАНИЕ

Заглавие: Лавкрафт ссылается на «Темную Тварь под Мемфисом» в своем романе «Случай Чарльза Декстера Варда».

I Лавкрафт использует эту фразу – «безумие из вневременья и ужас из-за сфер» – в «Случае Чарльза Декстера Варда», хотя и не представляет ее как цитату Альхазреда.
II «Игры Мао» впервые были упомянуты Артуром Мейченом в одной из его прекрасных историй; «Песнь Утгоса» упоминается Рамси Кэмпбеллом в его рассказе «Создающий завесу» (4); единственное упоминание, которое я нашел о «Секретной Притче о Бягуне Безликом», было в рассказе Роберта Блоха «Кладбищенский ужас» (5).
III Согласно Лавкрафту (в «Ужасе Данвича») Йр и Нххнгр являются формулами, но в «Затаившемся у порога» Дерлет называет их как места за пределами Кадата, где живут некоторые демоны. Мое толкование спорного места, приведенного выше, сглаживает очевидное несоответствие.
IV Эта фраза появляется в «Случае Чарльза Декстера Варда», хотя и не как цитата Альхазреда.
V Ритуал Вула используется таким же образом в рассказе Рэмси Кэмпбелла «Карьер на Югготе» (6).

Комментарии переводчика

1 Нарратив – изложение взаимосвязанных событий, представленных в виде последовательных слов или образов.
2 Пшент (правильнее па-схемти) – корона древнеегипетских фараонов.
3 Аравия Плодородная (Аравия Феликс) (лат. Arabia Felix, греч. Eudaimon Arabia) – античное название южной части Аравийского полуострова. «Arabia Felix» была одним из трёх регионов, на которые римляне разделили Аравийский полуостров: Аравийская пустыня, Аравия Плодородная, и Аравия Петрейская.
4 «The Render of the Veils».
5 «The Grinning Ghoul» («Усмехающийся вурдалак»).
6 «The Mine on Yuggoth».

Перевод
Роман Дремичев

LOVECRAFTIAN
LOVECRAFTIAN
lovecraftian.ru

Мы рады что вы посетили наш проект, посвященный безумному гению и маэстро сверхъестественного ужаса в литературе, имя которому – Говард Филлипс Лавкрафт.

Похожие Статьи