Здесь представлены письма Роберта Говарда в редакцию журнала Weird Tales, которые он писал с Января 1926 по Июнь 1936


– Январь 1926

     Роберт И. Говард из Кросс-Плейнс, штат Техас, пишет относительно историй мистера Куина о Жюле де Грандине: «Это настоящие шедевры. Маленький француз – один из тех героев, которые живут в художественной литературе. Я с нетерпением ожидаю новых встреч с ним».

– Июнь 1927

     Ваши последние три выпуска были очень хороши. Конечно, ни один журнал никогда не предлагал историю, столь же уникальную и вдохновляющую на размышления, как сериал мистера Каммингса.

– Май 1928

     Последняя история мистера Лавкрафта – «Зов Ктулху», настоящий шедевр, который, я уверен, станет одним из высочайших достижений литературы. Мистер Лавкрафт удерживает уникальную позицию в литературном мире, он ухватил, во всех отношениях, миры за пределами нашего ничтожного круга знаний. Его сфера действий не ограничена, а диапазон – просто космический. У него есть очень редкий дар, заставляющий нереальное казаться очень реальным и ужасным, не уменьшая ощущения сопутствующего этому ужаса. Он касается таких вершин в своих рассказах, на которые ни один современный или древний писатель никогда не намекал. Предложения и фразы внезапно бросаются на читателя, как будто в полной черноте лишенной солнца тьмы неожиданно отворяется дверь, за которой пылает багровый огонь Чистилища, и сквозь которую можно на мгновение увидеть чудовищные и кошмарные формы. Герберт Спенсер, возможно, прав, когда сказал, что понять Непознаваемое – это за пределами человеческого разума, но мистер Лавкрафт вполне справедливо опровергает эту теорию, как я думаю. Я жду его следующей истории в нетерпеливом предвкушении, зная, что, какая бы тема ни была выбрана, это будет сделано с мастерством и невероятным видением, которое он всегда демонстрировал.

– Ноябрь 1929

     Я только что прочитал сентябрьский номер «Weird Tales», который появился сегодня в газетных киосках. Я был особенно покорен «Шуткой и Местью» Э. Хоффмана Прайса. Я никогда не был к востоку от Нового Орлеана, но, насколько я понимаю, Прайс запечатлел истинный дух Востока в своих рассказах, как это сделал Киплинг. Его истории дышат Востоком. В этом последнем рассказе я отметил, как и во всех других, тот узорный фон красоты, которым он известен. Действие отлично настроено на мысль истории, и мысль эта глубока. Более того, через плетение проникает минорная нота дьявольского юмора, дразнящего и захватывающего.

– Апрель 1930

     «Томимые жаждой клинки» – прекрасен. Он надвигается как атакующий кавалерийский отряд с несмолкаемым звоном стали, который разжигает кровь. Гигантские тени из внешних бездн падают на актеров драмы, но чувство реализма умело сохраняется.

– Январь 1931

     Я был очень очарован стихотворением Элис Л`Ансон в последнем номере. Автор, несомненно, должна жить в Мексике, потому что, как я думаю, только та, кто знакома с этой древней землей, могла изобразить дремлющую душу доисторической ацтекской земли так, как это сделала она. Существует большая разница между стихотворением, написанным на определенную тему человеком, который далек от этой темы, и  стихотворением, написанным на ту же тему тем, в жизни которого эта тема занимает центральное место. Я выразил это довольно неуклюже, но «Теотиуакан» наполнен культурной сущностью, духом и душой Мексики.

– Март 1932

     Мои поздравления относительно внешнего вида и качества последнего номера «Weird Tales». Верстка и все иллюстрации невероятно хороши, а содержание – необычайно высокого качества. Это то, что поразило меня – высокий стандарт всех историй в этом номере. Если бы я выразил предпочтение какой-либо одной из историй, я бы выбрал Дерлета – «Те, кто ищут», хотя истории Смита, Лонга, Херста и Якоби едва ли можно превзойти. В рассказе последнего присутствуют некоторые намеки, которые показывают тонко обработанный образ почти до совершенства – достаточно раскрытый, достаточно скрытый. Размах воображения и фантазия Смита поражает, но больше всего меня очаровывает тонкий, сатирический юмор, который пронизывает большую часть его работ – хитрый юмор, равный осторожным штрихам Рабле и Петрония. Да, я считаю, что нынешний журнал прекрасен и удивительно высокого качества, принимая во внимание тот факт, что в нем не были представлены ни Лавкрафт, ни Куин, ни Гамильтон, ни Уайтхед, ни Кляйн, ни Прайс.

– Июнь 1936

     Восторг побуждает меня оторваться на время от удаления колючек у кактуса, что я делаю ради моих терзаемых от засухи коз, достаточное, чтобы дать три слегка пылевых хлопка для иллюстрации апрельской обложки. Цветовая комбинация яркая и привлекательная, дама восхитительная, и в целом я думаю, что это лучшее, что сделала миссис Брендедж с тех пор, как она проиллюстрировала моего «Черного Колосса». И это не означает обесценивание обложек, сделанных между этими мастерскими рисунками. Я также должен выразить свою признательность мистеру Наполи, который проделал великолепную работу по иллюстрированию моего романа в нескольких частях. Я надеюсь, что он понравится читателям так же, как он понравился мне, когда я писал его.


Перевод: Роман Дремичев

Поддержать переводчика:

Сбербанк: #42307 810 8 4949 2659549

Яндекс-Деньги: 410013009293351


Author

Бесконечный и неутомимый фанат лавкрафтианы и хоррор тематики, сквозь время и пространство поддерживающий и развивающий сие тему в России и странах СНГ.