Семаргл
Полярная Звезда, 27 января 2000

Известный американский писатель-фантаст, считающийся основоположником “черного жанра” Г. Ф. Лавкрафт в своих произведениях о всевозможных ужасах часто выказывал осведомленность и в таких вещах, о которых простой писатель-фантаст знать, вообще-то, не должен.

Так, его на первый взгляд скучноватая повесть “Хребты безумия”, рассказывающая о походе молодых американских ученых в Антарктиду, при ближайшем рассмотрении неожиданно оказывается отражением некоторых сакрально-географических представлений, а также древнейших индоевропейских мифов о происхождении жизни на земле.

Экспедиция находит во льдах Антарктики прекрасно сохранившиеся тела древних звездоголовых существ, которые сразу же напоминают главным героям Древних, The Old Ones, сведения о которых были ими якобы почерпнуты из книги “Некрономикон” написанной “неким безумным арабом” (наверняка, исмаилитом). Эта редкая книга якобы имелась в наличии провинциального американского университета, устроившего эту экспедицию. В дальнейшем исследователи находят целый заброшенный город этих существ и расшифровывают настенные надписи. Перед их глазами открывается история мира с самого его начала. Древние, по- другому еще называемые Старцами, оказываются первыми насельниками молодой еще планеты Земля. Хотя об их происхождении надписи сообщают лишь косвенные сведения, но можно предположить что они, имея возможность перемещаться по космическому пространству без всяких средств, прибыли с других планет. На протяжении своей истории им приходилось с переменным успехом отражать нападения других пришельцев – Ктулху и Ми-Го, обоим этим видам находятся соответствия в “Некрономиконе”, пнакотических рукописях и прочих редчайших источниках, почему-то известных этим провинциальным американским ученым. Древние, The Old Ones, создавали также полезные для себя виды жизни из некой биомассы, которая могла образовывать необходимые для них органы и принимать по их желанию нужные им формы, т. е. превращаться в живых существ, называемых шогготами. Ученые натыкаются на упоминание о том, что в истории было время, когда шогготы восставали против своих хозяев… Также удается выяснить причину того, почему цивилизация Древних исчезла с лица земли – самые последние по времени надписи сообщают об усиливающихся холодах, из чего может быть сделан вывод, что это было начало оледенения Южного Полюса. Движимые научным любопытством, главные герои опускаются в подземелья, в которых по их мнению могли сохраниться остатки жизни. Они оказываются правы и им едва удается унести ноги от таинственной твари, издающий странные звуки – Текелили. Ею оказывается разжиревший шоггот, которого они опознают по описаниям на стенах.

Вообще, наличие идеи о создании искусственной жизни является родовой чертой всевозможных сатанистов, сравните образ “искусственных компаньонов” у основателя американской “церкви сатаны” Ла Вея. Знакомство с данной мифологемой обнаруживает М. А. Булгаков в “Собачьем сердце”, то же самое просматривается в изложенной советским мистиком-евразийцем Алексеем Толстым сказке про Буратино, берущей свое начало в дохристианском итальянском фольклорном сюжете о Пиннокио. Иудаизм знает предание о големе – созданном неким раввином искусственном существе из глины.

Все это находит неожиданные параллели в открытиях сравнительно современных ученых, таких, например, как Герман Вирт, который на основе изучения сотен языков и религиозных учений реконструировал две человеческие прарасы – гондваническую и полярную, потомки которых перемешаны во всех нынешних народах земли. Представителям последней прарасы было свойственно богозрительное мировосприятие, Gottesweltanschauung, своего рода “полярное христианство”, от которого происходят все современные религии и мифологии, а все сверхсознательное современных людей, как доказал Герман Вирт, имеет эту прарелигию своим истоком. Годваническая же, южная раса и имеет в качестве своих предков тех самых питекантропов и синантропов, периодически обнаруживаемых археологическими экспедициями, развившихся в результате поступательного процесса развития, эволюции. Это сразу возвращает нас к образу шогготов у Лавкрафта, которые, в отличие от хозяев, были сотворены и после гибели последних стали развиваться в соответствии с законами эволюции…

Смелая научная теория в общем то позитивистского ученого Вирта также пересекается с религиозными воззрениями гностиков о различении людей на “сынов Божиих” и “детей демиурга”…

Упоминание направления движения научной экспедиции в “Хребтах безумия” Лавкрафта тоже не случайно: после пересечения Панамского канала, экспедиция движется строго на юго- запад, то есть в самом что ни наесть инфернальном направлении с точки зрения сакральной географии. Она прибывает к земле Росса, оттуда и начинается сухопутная часть экспедиции, в результате которой будет обнаружен некий гадюшник, кишащий выжившими шогготами, готовыми в любое время начать расширять свое жизненное пространство… Вам это не напоминает одно туманное предсказание о земле Рош, населенной некими гогами и магогами?

В традиции способ религиозной реализации человека часто называется путем. Поэтому любое описание путешествия может быть рассмотрено с этой точки зрения как описание того или иного выбранного способа религиозной реализации. Различают также два основных пути – сухой путь или путь правой руки, с одной стороны, и мокрый путь, путь левой руки, с другой. Сухой путь предназначен для большинства, например, это может быть путем следования экзотерической, внешней стороне религии. Это безопасный путь. Мокрый же путь предполагает обращение того, кто им следует, к неортодоксальным сторонам учения, к которому тот принадлежит. Это путь левой руки, которым пользуются реже, как и рукой, давшей ему название, в силу того, что это менее удобно. Более того, это, мягко говоря, небезопасно, сопряжено с ужасом, со страхом Божиим, безумием. Поэтому роман Лавкрафта “Хребты безумия” о путешествии странных, эзотерически подкованных ученых в противоположный Северному Полюсу самый южный, антарктический регион может быть рассмотрен и как зашифрованное описание погружения неофита в пучину растворения в инфернальном, первого этапа алхимической реализации.

Творчество Лавкрафта требует внимательного изучения, в его творчестве вне всякого сомнения нет ничего случайного. Ведь это неслучайно, что в то время как обычный современный читатель, воспитанный на современных “ужастиках” Голливуда, нашел бы его образы скорее скучными, эти образы, тем не менее, породили все эти самые кассовые современные “ужастики” – достаточно упомянуть “Чужих” и “Нечто”.

Источник: lovecraft.ru

Author

Мы рады что вы посетили наш проект, посвященный безумному гению и маэстро сверхъестественного ужаса в литературе, имя которому – Говард Филлипс Лавкрафт.