Наш проект, посвящен литературному
гению Г. Ф. Лавкрафту и феномену,
что он породил, обобщенный единым
термином «лавкрафтиана».

Если у вас есть вопросы, то напишите нам
на электронный почтовый адрес:
contact@lovecraftian.ru

Назад

Лавкрафт: Что вызывает Луна

«Что при­но­сит луна» (от англ. «What the Moon Brings») или «Что вызы­ва­ет луна» — корот­кий рас­сказ аме­ри­кан­ско­го писа­те­ля Г. Ф. Лав­краф­та, напи­сан­ный 5 июня 1922 года. Впер­вые был опуб­ли­ко­ван в жур­на­ле «The National Amateur» в мае 1923 года. Рас­сказ коро­че, чем боль­шин­ство про­из­ве­де­ний Лав­краф­та, и это, по сути, фраг­мент. Рас­сказ остал­ся не завер­шен, веро­ят­но, он дол­жен был соеди­нить исто­рии из «Цик­ла снов» и буду­щие рас­ска­зы Лав­краф­та про Глу­бо­ко­вод­ных. Исто­рия осно­ва­на на одном из снов Лав­краф­та, что ста­ло его общей тех­ни­кой для его произведений.

What the Moon Brings

1922

Я нена­ви­жу луну – я боюсь её – за то, что её свет пре­вра­ща­ет зна­ко­мые места в незна­ко­мые и ужасные.

Это было при­зрач­ным летом, когда луна осве­ща­ла ста­рый сад, где я бро­дил; при­зрач­ным летом наркотиче­ских цве­тов и морей влаж­ной лист­вы, что вызы­ва­ют дикие и раз­но­цвет­ные грёзы.

И когда я пере­хо­дил мел­кий ручей, я уви­дел непри­выч­ные пуль­са­ции жёл­то­го све­та, как буд­то спо­кой­ные воды тяну­ло непре­одо­ли­мым пото­ком в стран­ные оке­а­ны чуж­до­го нам мира.

Без­молв­ные и свер­ка­ю­щие, яркие и мрач­ные, те про­кля­тые луной воды торо­пи­лись – я не знаю куда, - в то вре­мя как белые цве­ты лото­са пор­ха­ли в ноч­ном опья­ня­ю­щем вет­ре, и один за дру­гим в отча­я­нии пада­ли в поток, несу­щий­ся под изо­гну­тый рез­ной мост, огля­ды­ва­ясь со зло­ве­ще-спо­кой­ны­ми мёрт­вы­ми лицами.

И когда я бежал вслед за ними вдоль бере­га, сми­ная бес­печ­ны­ми нога­ми спя­щие цве­ты, и схо­дя с ума от бес­при­чин­но­го стра­ха; я осо­знал, что сад не име­ет кон­ца под этой луной; там, где днём были сте­ны, - тяну­лись новые тро­пин­ки и ухо­ди­ли в пер­спек­ти­ву дере­вья, кусты, камен­ные идо­лы и паго­ды, а жёл­тый поток, изги­ба­ясь, мчал­ся уже не мимо тра­вя­ни­стых берегов, а мимо мостов из мрамора.

А губы мёрт­вых лото­сов груст­но шеп­та­ли и пред­ла­га­ли мне сле­до­вать за ними, и я не пре­кра­щал свой бег, пока поток не достиг реки и не зате­рял­ся сре­ди болот, кача­ю­ще­го­ся трост­ни­ка и свер­ка­ю­ще­го пес­ка на бере­гу обшир­но­го безы­мян­но­го моря.

Над этим морем сия­ла нена­вист­ная луна, а над его вол­нами вита­ло сверхъ­есте­ствен­ное зло­во­ние. Ив этот момент лица лото­сов исчез­ли, и я не успел выучить их сек­ре­ты, кото­рые луна при­нес­ла в эту ночь. Но когда луна ушла на запад, и вода ото­шла от угрю­мо­го бере­га, я уви­дел в жёл­том све­те древ­ние шпи­ли, что веч­но были сокры­ты водой, и белые колон­ны с фесто­на­ми, покры­тые зелё­ны­ми водо­рос­ля­ми. Но, узнав, что в этом затоп­лен­ном месте соби­ра­ют­ся все умер­шие, я задро­жал и не захо­тел боль­ше гово­рить с лото­са­ми.

Одна­ко, когда вда­ле­ке над морем пока­зал­ся чёр­ный кон­дор, ищу­щий место для отды­ха на этом безгранич­ном про­стран­стве, мне захо­те­лось спро­сить его о тех, кого я знал ещё живы­ми. Я бы спро­сил об этом, если бы он под­ле­тел побли­же, но он при­зем­лил­ся на очень отдалён­ном рифе.

Итак, я наблю­дал, как море отсту­па­ет под тону­щей луной, и видел свер­ка­ю­щие баш­ни, шпи­ли и кры­ши мёрт­во­го горо­да. И пока я наблю­дал, мои нозд­ри ста­ра­лись закрыть­ся от все­по­беж­да­ю­ще­го зло­во­ния мёрт­во­го мира, посколь­ку в этом богом забы­том месте соби­ра­лась вся плоть с клад­бищ, и опух­шие морские чер­ви грыз­ли ее. И над эти­ми ужа­са­ми луна теперь висе­ла низ­ко, но опух­шие мор­ские чер­ви не нужда­лись в её све­те, что­бы делать свою работу.

И вот, наблю­дая за рябью на воде, кото­рая воз­ни­ка­ла от кор­ча­щих­ся под ней чер­вей, я вдруг почувствовал новый порыв вет­ра с той сто­ро­ны, отку­да при­ле­тел кон­дор; как буд­то моё тело почув­ство­ва­ло ужас ещё до того, как мои гла­за уви­де­ли его. Не успе­ло моё тело задро­жать без при­чи­ны, как я под­нял гла­за и уви­дел, что вода очень мед­лен­но отхо­дит, пока­зы­вая осно­ва­ние того рифа, вер­ши­ну кото­ро­го я видел ранее.

И, уви­дев, что этот риф из чёр­но­го базаль­та, с шоки­ру­ю­щим изоб­ра­же­ни­ем, чей мон­стру­оз­ный лоб теперь пока­зал­ся в туск­лом лун­ном све­те и чьи мерз­кие копы­та, долж­но быть, ухо­дят вглубь адско­го болота на мили вниз; я вопил и вопил, до тех пор, пока скры­тое лицо не пока­за­лось над вол­на­ми и его гла­за не посмот­ре­ли на меня под ско­шен­ным взгля­дом пре­да­тель­ски жёл­той луны. 

И что­бы избе­жать окон­ча­тель­но­го сума­сше­ствия, я с радо­стью погру­зил­ся в воню­чие воды, где посре­ди худо­соч­ных стен и затоп­лен­ных улиц неиз­вест­но­го горо­да жир­ные мор­ские чер­ви поеда­ют уми­ра­ю­щий мир.

Пере­вод: Декабрь 2004

Переводчик

Я пере­во­жу сочи­не­ния Г.Ф. Лав­краф­та, кото­рых ещё нет на рус­ском язы­ке, а так­же рас­ска­зы его кол­лег и после­до­ва­те­лей, сочи­ня­ю­щих в жан­ре “Мифы Ктул­ху”, и ста­тьи на эту тему.

Оставьте Отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован.

Мы используем файлы cookie, чтобы предоставить вам наилучшие впечатления. Политика Конфиденциальности