v pasti bezumija - В Пасти Безумие: как Лавкрафтовский фильм

В Пасти Безумие: как Лавкрафтовский фильм

«В пасти безумия» Джона Карпентера как дань уважения Говарду Филлипсу Лавкрафту и поджанру космического ужаса

v pasti bezumija 2 4 1024x644 - В Пасти Безумие: как Лавкрафтовский фильм

Режиссер Джон Карпентер всегда удивлял, пугал и восхищал публику. После выхода в прокат малобюджетного фильма ужасов «Темная звезда» (Dark Star) 1974 года, который остался незамеченным публикой, ныне культовый режиссер снял такие картины, как триллер «Нападение на 13-й участок» (Assault on Precinct 13) 1976 года и слэшер «Хэллоуин» (Halloween) 1978 года, которые положат начало одной из самых популярных франшиз фильмов ужасов всех времен и позволят кинорежиссёру взяться за более крупные проекты с большими бюджетами. Одним из таких фильмов стала картина «Нечто» (The Thing) 1982 года, первая часть того, что Карпентер позже назовет «Трилогией Апокалипсиса»  (Apocalypce Trilogy). В течение следующих двенадцати лет режиссер будет продолжать работу над оставшимися двумя картинами, довершающими его неофициальную трилогию – «Князь тьмы» (Prince of Darkness), вышедший в 1987 году, и «В пасти безумия» (In the Mouth of Madness) в 1994 году. На первый взгляд эти три фильма совершенно не связаны: отличаются по сюжету и жанру, актерскому составу и героям. Единственное, что их объединяет – Карпентер в режиссерском кресле. Однако после тщательного обзора становится очевидным, что масштаб их взаимосвязи выходит за рамки простых арок сюжета и героев и охватывает общую тему, на которую довольно прямо намекает само названии трилогии – конец мира, как мы его знаем. Мотив, который Карпентер так тщательно исследовал в своей трилогии рассматривает эти фильмы в жанре космического ужаса, поджанре фантастического фильма ужасов. Это вызывает страх перед неизвестным или непознаваемым. Космический, или лавкрафтовский, ужас, названный в честь культового автора Говарда Филлипса Лавкрафта, не изобилует пугающими сценами, кровью или опасными земными явлениями, а вместо этого сосредотачивает внимание на беспощадности бесконечной вселенной, которая может пережевать и выплюнуть человеческую расу. Или, как сам Лавкрафт писал в одном из своих писем: «Все мои рассказы основаны на единой фундаментальной предпосылке: человеческие законы, интересы и эмоции не имеют ни малейшей ценности в космическом континууме».

v pasti bezumija 2 2 1024x671 - В Пасти Безумие: как Лавкрафтовский фильм

Карпентер никогда не скрывал, как сильно он восхищается Лавкрафтом, и как на него повлияли работы писателя еще до съемок картины «Нечто». Свое почтение к автору он выразил в именах некоторых персонажей фильма про призраков «Туман» (The Fog) 1980 года. И хотя ни один из его фильмов не является прямой экранизацией романов или рассказов Лавкрафта, «В пасти безумия» считается одной из самых лавкрафтовских картин, когда-либо снятых. И не зря. Последний фильм трилогии Апокалипсиса Карпентера повествует о бывшем страховом следователе Джоне Тренте (в ролях удивительный Сэм Нилл), которого в начале фильма запирают в психиатрической клинике в изоляторе, а Трент неистово пытается доказать, что он в своем уме. Затем его знакомят с доктором Ренном (Дэвид Уорнер), он хочет узнать, почему Трент попал в психиатрическую клинику. Именно здесь начинается рассказ главного героя – мы становимся свидетелями того, как через воспоминания разворачиваются события, ставшие краеугольным камнем на пути к безумию. Человек, которым когда-то был Трент – амбициозный, проницательный, умный страховой следователь, успешно работавший на себя, так как не хотел, чтобы кто-то его контролировал и указывал, как жить, далек от человека, показанного в первой сцене, чья жизнь, кажется, вышла из-под контроля и превратилась в хаос. И это действительно является целью Карпентера – заставить нас задуматься о масштабах того, что произошло, и в результате чего независимый и скептически настроенный реалист превращается в человека в смирительной рубашке. Жизнь Трента начинает меняться, когда среди бела дня на него нападает размахивающий топором человек, чьими последними словами перед попыткой нанести смертельный удар были: «Вы читали Саттера Кейна?». На удивление равнодушный к происшествию, которое едва не стоило ему жизни, Трент продолжает жить как обычно. Затем его нанимают в издательство, чей лучший автор, таинственный Саттер Кейн, пропал. Автор книг ужасов, который, по слухам, превосходит самого Стивена Кинга, в настоящее время работает над своим последним романом «В пасти безумия», и издатель (которого играет Чарлтон Хестон) любой ценой хочет заполучить последнюю рукопись. Вместе Трент и редактор Линда Стайлз (Джули Кармен) отправляются на поиски Кейна, поскольку аудитория писателя в буквальном смысле сходит с ума от предвкушения его последней работы.

То, что нас, как зрителей, ждет дальше, невозможно передать словами. Карпентер толкает нас на безумные американские горки в стиле Линча. Исход невозможно ни предсказать, ни полностью представить, пока не станет слишком поздно. Трент — это персонаж, в чьей шкуре мы находимся на протяжении всего фильма. Сначала он не понимает безумного увлечения творчеством Кейна и воздействия, которое оно, якобы, оказывает на читателей, даже несмотря на то, что и Стайлз, и СМИ твердят ему о массовом насилии, которое им вызывается. Путешествие страхового следователя и редактора вскоре превращается в кошмар фанатов фильмов ужасов, но Трента все еще очень трудно убедить, что происходящие события и люди, с которыми они сталкиваются, появились будто из книг Саттера Кейна.

v pasti bezumija 1 1024x668 - В Пасти Безумие: как Лавкрафтовский фильм

Карпентер был одним из первых, кому Майкл Де Лука предложил снять фильм «В пасти безумия» по его сценарию, написанному в 1980-х годах, однако режиссер отказался. В 1989 году New Line Cinema объявили о начале съемок. В качестве режиссера был объявлен Том Рэнделл, которого позже должна была сменить Мэри Ламберт, пока Карпентер в конце концов не согласился стать режиссером.  Сценарий Де Лука вдохновлен восхищением рассказами Лавкрафта и прогулками по ночному Нью-Йорку. Поскольку Де Лука работал в New Line Cinema, чтобы добраться домой на метро, он каждый вечер проходил мимо остановки у здания Портового Управления. Во время таких прогулок он замечал огромное количество бездомных людей:

Это было действительно грязное место, и я просто подумал, что все бездомные люди, которые лежат на полу и слоняются вокруг этого здания, отличаются от многих жителей Нью-Йорка в целом. Поздно ночью там становится действительно жутко. Тогда я предположил: «А если все эти бродяги замешаны в неком потустороннем заговоре и хотят захватить человеческую расу?». Таким образом, я объединил все это с мифом Лавкрафта о расе древних существ, которые когда-то правили на Земле, но затем были изгнаны и с тех пор пытаются вернуться. Отсюда все и началось. В конце концов мне пришла в голову идея соединить образы двух популярнейших писателей – Стивена Кинга и Лафайета Рональда Хаббарда, поклонники которых могут составить целый культ. –Майкл Де Лука

 
Следовательно, «В пасти безумия» — это не только дань уважения покойному Лавкрафту и его рассказам в жанре космического ужаса, но и тщательное и всестороннее исследование влияния вымышленных миров на внутренний мир и, не побоюсь этого слова, реальность, читателя. В наши дни такое исследование наиболее актуально, учитывая стремительный рост и разнообразие увлечений и социальных сетей, которые медленно, но верно заменяют реальный мир виртуальным. В то же время такие вымышленные параллельные вселенные действительно способны оказывать терапевтический эффект, позволить расширить наше воображение, развить эмпатию, углубить наши эмоциональные способности, а также обеспечить нам комфорт или ощущение, которые мы бы не получили иначе. Реальная угроза возникает, когда мы цепляемся за вымысел в попытках сбежать от реальности и заполнить внутреннюю пустоту. Мы начинаем дорожить вымышленными мирами больше, чем реальностью, в результате чего первое всецело нас поглощает. «В пасти безумия» довольно четко демонстрирует, что происходит, когда человек, который спасается бегством в мире, гораздо более захватывающем, чем его реальность, становится расходным материалом для удовлетворения чужих нужд. Более того, когда большая группа людей добровольно разделяет одну и ту же реальность, возникает совершенно новый микрокосм с собственными согласованными правилами и структурой. Такие общие вымышленные реальности представляют собой основу каждой религии, и Саттер Кейн открыто это признает. Как уже упоминал Де Лука, хотя Кейн и называет Библию художественным произведением, которое подготовило благоприятную почву для создания подобной общей реальности, сама сюжетная линия «В пасти безумия» (без элементов космического ужаса) очень напоминает движение Лафайета Рональда Хаббарда, которым он знаменит. Хаббард, автор псевдонаучной литературы 1950-х годов, достиг того, что создал целую религию, основанную на его вымышленных работах. И его читатели последовали его примеру. Последствия, влияние и опасность такого явления очевидны для всех и каждого, кто нашел время, чтобы ознакомиться с Саентологией, ее методами и системой верований, а также ее научно-фантастическим учением. В этом отношении довольно тревожно осознавать, что очень многие люди в современном мире на самом деле живут согласно замыслу фильма Де Луки и Карпентера «В пасти безумия», который был снят в 90-х годах, и не только не потерял своей актуальности до сих пор, но и намного опередил свое время.

v pasti bezumija 2 1 1024x576 - В Пасти Безумие: как Лавкрафтовский фильм

В детстве я смотрел по телевизору документальные фильмы, в которых часто звучал вопрос: «Действительно ли иностранные фильмы излишне жестоки?». «В пасти безумия» – не совсем сатирический фильм, хотя и основан на идее, что существа из потустороннего мира диктуют Саттеру Кейну, о чем писать, и поэтому, когда люди это читают, они становятся одержимыми, параноидальными шизофрениками и нападают на других людей с топорами. Так что в этом смысле и вправду имеет место нелепое суждение, что телевидение, кино и книги могут превратить человека в убийцу. Будем надеяться, что это не первая мысль, которая приходит людям в голову. Окажись в такой ситуации, вы будете думать или скорее кричать? —Джон Карпентер

v pasti bezumija 2 1024x640 - В Пасти Безумие: как Лавкрафтовский фильм

 
Вышеупомянутое предположение, как заявил сам Карпентер, нелепо только потому, что его толкование неверно – сама по себе литература не способна «превратить человека в убийцу», но что она может сделать (и часто делает), так это раскрыть то, что уже существует в человеке, и ускорить его развитие. Хотя эта мысль поначалу, возможно, утешает, от такого толкования фильма становится еще больше не по себе, ведь это подразумевает, не только то, что в каждом человеке есть зачаток чего-то ужасного, но и то, что все, на кого повлияла работа Саттера Кейна, не могут ни контролировать, ни воспротивиться потенциально жестокой и насильственной судьбе, которой нельзя избежать. Именно от этого пытался бежать Трент, работая частным следователем и отказываясь признать, что существуют ситуации, ход которых он не способен контролировать, и что его собственная жизнь не принадлежит ему. Каждое принятое им на пути к свободе решение оказалось лишь иллюзией, которая толкает его к исполнению предписанного автором книги предназначения, ставшего в конечном счете его реальностью. И реальностью для других. Однако самое интересное заключается в том, что сам создатель, в этом случае Кейн, в конце концов стал ненужным – еще одна тема, которую Карпентер так искусно раскрывает. Едва Кейн заканчивает работу над книгой, его роль на этом заканчивается. Роман начинает жить своей жизнью. Он отказывается от своего создателя и больше не принадлежит ему. Напротив, книга теперь принадлежит всем, кто подвергся ее воздействию. Грубо говоря, читатели сами становятся ее авторами, а новая реальность всецело поглощает их. Поэтому издателю Кейна нет дела, жив он или мертв, пока есть надежда, что книгу можно отыскать. Вот почему, одним из самых впечатляющих моментов фильма стала сцена, где Кейн отвлекается от написания только для того, чтобы показать Стайлз книгу, тем самым он освобождает свое творение и то, что скрывается внутри. Нельзя было лучше показать незначимость автора после публикации книги.

Однако изначально эта сцена планировалась несколько иной. Основная идея состояла в том, чтобы весь город поглотила книга Кейна. Учитывая, что бюджет уменьшился с 15 млн долларов до 8 млн долларов, была необходимость найти другое решение. Именно в этот момент Де Лука и придумал вышеупомянутую сцену. Несмотря на недостаток бюджета, спецэффекты оказались до ужаса крутыми. Студия Industrial Light and Magic отвечала за большинство сцен с монстрами. В основном это были монстры из рассказов Лавкрафта, например, отвратительное космическое существо Ктулху, которое разными частями тела напоминает дракона, осьминога и человека. Помимо общего поджанра космического ужаса и визуальных эффектов, Де Лука и Карпентер постарались выразить почтение Лавкрафту и другими способами. Сюда относится один из часто используемых писателем приемов повествования, где история излагается через воспоминания душевнобольного человека.  Кроме того, само название фильма является отсылкой к повести Лавкрафта «Хребты Безумия» (At the Mountains of Madness). В то же время названия всех упомянутых романов Саттера Кейна перекликаются с названиями рассказов Лавкрафта: «Тварь в подвале» Кейна напоминает название «Тварь на пороге» Лавкрафта, «Скиталец из Безвременья» – «Скиталец тьмы» или же «Обитающий во тьме», «Шепот тьмы» – «Шепчущий во тьме» и, наконец, «Ужас Хоббс-Энда» есть ничто иное, как «Ужас Данвича». Следовательно, будет даже преуменьшением сказать, что «В пасти безумия» — это дань уважения Лавкрафту. Вероятно, ранее ничего подобного даже не существовало.

v pasti bezumija 2 5 - В Пасти Безумие: как Лавкрафтовский фильм

 
В какой-то момент Стайлз говорит Тренту: «В работах Кейна меня пугает то, что может произойти, если действительность разделяет его позицию. Реальность — это то, что мы приняли за нее. Здравомыслие и безумие могут легко поменяться местами, если безумие получит большинство. Ты можешь неожиданно оказаться в психушке, размышляя, что же случилось с миром». И психушка — это то место, в котором в конце концов оказался Трент, поскольку последовавшее за этим безумие превратило всех, даже зрителей, в людей, которые не могут отличить вымысел от реальности. Этой сценой Карпентер пытался предостеречь нас, превратив фильм в нечто вроде поучительной истории. Его цель – не только показать силу вымысла, но и передать последствия возникновения таких общих мировоззрений для нашего общества в целом. Здесь чрезвычайно едко показано, как истории, в которые мы твердо верим, могут формировать нашу реальность — это призма, через которую мы воспринимаем мир. «В пасти безумия» — это последнее свидетельство непоколебимой силы убеждения, которое блестяще демонстрирует, что мы, зрители, способны увековечить и усилить любую идею, в которую хотим верить, тем самым способствуя созданию коллективной реальности. В конце концов, все лучшие фильмы переносят нас в свои вымышленные миры, чтобы мы могли лучше понять свои собственные.

Коралька Сутон является членом Хорватского общества кинокритиков и имеет степень магистра немецкого и английского языков. В диссертации Сутон представлен сравнительный анализ сериалов Спилберга «Братья по оружию» и «Тихий океан». Коралька шесть лет училась в актерской студии в Загребе. Там она влюбилась в методы актерского мастерства Михаила Чехова и Ли Страсберга. Она также увлекается современным танцем, является мастером Рэйки и верит в то, что искусство способно менять людей.

v pasti bezumija 2 3 - В Пасти Безумие: как Лавкрафтовский фильм

 
«Майк Де Лука показал мне черновик около пяти лет назад, это был очень творческий фильм ужасов, с такой идеей, с которой я не сталкивался ранее в этом жанре. В целом, это дань уважения работе Говарда Филлипса Лавкрафта, произведение детективного жанра и элементов вестерна. В то время у меня были другие дела, но я вернулся к Майку, снова просмотрел сценарий и сказал: «Давайте попробуем». Над сценарием работали еще несколько человек, но в основном все оставалось однообразным, поэтому я вмешался и сделал его своим». —Джон Карпентер

Перевод: Диана Берденко

Автор: Коралька Сутон

Первоисточник: cinephiliabeyond

Дополнительный материал

Daniel Horn, Иван Шубин и Солодилов Ярослав о Трилогии Карпентера:

YouTube video

Джон Карпентер о фильме «В пасти безумия».

YouTube video

Фильм о фильме: как создавалась картина «В пасти безумия».

YouTube video

POSTMORTEM. Ведущий – Мик Гаррис: Джон Карпентер.

YouTube video

«Кто пишет реальность? Кто формирует наше восприятие? Используя теорию жанров, работы Лавкрафта и Карла Юнга, тщательно исследуя каждую сцену «В пасти безумия», мы постараемся это выяснить». —Real Dimensional Pictures

YouTube video

Большой Джон

«Во Франции я автор. В Англии – режиссер фильмов ужасов. В Германии я – фильммейкер. В США я… так, никто». Это знаменитые слова Джона Карпентера, одного из самых влиятельных режиссеров фильмов ужасов всех времен, чьи работы, такие как «Хэллоуин», «Нечто», «Туман», «В пасти безумия», остаются неотъемлемой частью каждой энциклопедии фильмов ужасов. Талантливый режиссер, скромный, застенчивый и практичный человек, и, что не менее важно в данном случае, невероятно искренний и честный собеседник. Вернемся к цитате, с которой мы начали: итак, идея этого редкого документального фильма зародилась именно во Франции. В 2006 году режиссер Жюльен Дюнан снял документальный фильм под названием «Большой Джон» – 75-минут обзора карьеры Карпентера, его характера и американской киноиндустрии в целом. В фильме нет отрывков из фильмов Карпентера, скорее всего, из-за бюджетных проблем, однако это компенсируется серией содержательных интервью как с самим Карпентером (в основном снимали за рулем во время вождения по Лос-Анджелесу), так и его коллегами – производственным продюсером Деброй Хилл, звездой фильма «Нападение на 13-й участок» Остином Стокером, актрисой и бывшей женой Эдриенн Барбо, главным героем фильма «Кристина» (1982 года) Китом Гордоном, композитором и другом Карпентера Аланом Ховартом, который также сочинил музыку для документального фильма, и многие другие. Фильм сделан с большой любовью и уважением как к Карпентеру, так и к кинорежиссуре. Ценность фильма заключается в беседах один на один между Дюнаном и Карпентером, которые дают представление о жизни и творчестве режиссера, чьи золотые дни, возможно, давно прошли, но значение которого для искусства кино не может быть преуменьшено. Как и во многих других случаях, Карпентер производит впечатление отзывчивого, прямолинейного человека, который думает, что он просто оказался в нужное время в нужном месте. «Многие из моих коллег из киношколы были намного талантливее меня», – заявил он несколько лет назад, – «так что не недооценивайте важность простого везения». Возможно, так оно и есть, но сорок лет в кинокарьере, восемнадцать фильмов, очевидный талант и усердный труд – все это сделало его культовым кинорежиссером.

YouTube video

Вот несколько фотографий, сделанных за кулисами во время съемок картины Джона Карпентера «В пасти безумия». Фотограф Шейн Харви © New Line Cinema. Только для редакционного использования. Все материалы предназначены только для образовательных и некоммерческих целей.

Jonathan Adams Smith
Jonathan Adams Smith

Бесконечный и неутомимый фанат лавкрафтианы и хоррор тематики, сквозь время и пространство поддерживающий и развивающий сие тему в России и странах СНГ.

Похожие Статьи
Оставить комментарий