Привет, сайт в процессе завершения. Некоторые ссылки могут не работать.
d0fca50ad874e89fd7f953bd5f74f1a2 - Г. Ф. Лавкрафт, Дуэйн У. Раймел: Волшебство Эфлара

Г. Ф. Лавкрафт, Дуэйн У. Раймел: Волшебство Эфлара

Г. Ф. Лавкрафт, Дуэйн У. Раймел: Волшебство Эфлара

The Sorcery of Aphlar
1934

Аннотация:
Миниатюра, в создании которой Лавкрафт участвовал как автор-призрак (ghost-writer), но которая, однако, (в отличие от некоторых изданных в России под его именем) числится в его англоязычной библиографии. К собственной мифологии Лавкрафта не имеет отношения. Найдена на английском Викискладе: The Sorcery of Aphlar by Duane W. Rimel & H.P.Lovecraft 
Я не ожидала, что это окажется стихотворение в прозе. Увы, хотя пришлось долго мучиться, оригинальную аллитерацию wis-/wing-/wind- воспроизвести не удалось.

Совет Двенадцати, восседающих на украшенном драгоценностями поднебесном престоле, повелел извергнуть Эфлара из ворот Бель-хаз-эна. Решили, что он слишком много времени провел в покое, одиночестве и размышлениях, тогда как долей его должен быть труд. И что в своих смутных и скрытых изысканиях он слишком часто читал папирусы Древнейших, что хранились в Гуотической святыне и извлекались избранными лишь в редких особых случаях.
Сумеречный город Бель-хаз-эн утрачивал свои знания. Уже давно философы не сидели по углам улиц, рассказывая мудрые притчи простецам, но глупость и невежество правили в пределах крошащихся, незапамятно древних стен. Там, где когда-то бил источник мудрости звезд, ныне растекались слабоумие и опустошение, распространялся чудовищный упадок, вытягивались отвратительные ростки обывательской дремучести. Из вод Олла, что змеится с гор Азлакка, протекая через многовековой город, воздымались огромные моровые тучи, терзая людей болями, оставляя их бледными, близкими к смерти. Всё это принесла потеря мудрости. А теперь совет изгнал своего последнего и величайшего мудреца.
Эфлар постранствовал по горам высоко над городом и обустроил пещеру для защиты от летней жары и зимнего холода. Там в покое он читал свои свитки и дарил мощь своей мудрости смерчу меж утесов и стрижам в вышине. Весь день он сидел и смотрел вниз или рисовал странные извращенные рисунки на осколках камней и пел им, потому что знал, что когда-нибудь мужчины пойдут искать пещеру, чтобы убить его. Лицемерие двенадцати не ввело его в заблуждение. Разве не крик предпоследнего изгнанного мудреца разорвал ночь два лунокруга назад, пока горожане думали, что тот благополучно удалился? Разве не собственными глазами видел Эфлар изрубленный мечом труп священника, плывущий по ядовитым водам? Он знал, что не лев убил старого Эзика, пусть хоть весь Совет утверждает это. Разве лев рассек мудреца мечом и оставил добычу несъеденной?
Много вёсен и осеней Эфлар сидел на горе, взирая, как мутный Олл пробивается сквозь туманные дали в страну, которую никто не достигал. Он говорил слова мудрости улиткам, которые трудились в земле у его ног. Они, казалось, понимали и кивали скользкими рожками, прежде чем вновь погрузиться в песок. В лунные ночи он подымался на вершину над своей пещерой и совершал необычайные подношения лунобогу Эйлю; бесплодно, ибо ночептицы ловили звук, приближались и слушали шепоты. Но когда гнусные крылатые твари захлопали в темнеющем небе и помрачили тусклую Луну, Эфлар обрел искомое. Те, к кому он обращался, вняли его призывам. Его мысли всегда уносились в дальние дали, и его молитвы устремлялись к бледным фантазмам сумерек.
И вот однажды после полудня Эфлар поднялся со своего земляного седалища и зашагал вниз по крутому скалистому склону. Его взгляд, презрев гниль каменностенного града, вперился в реку. Приблизившись к ее грязной закраине, Эфлар замер и оглядел ложе потока. Некая вещица плавала в камышах, и он спас ее с удивительной нежной заботой. Спрятав предмет в складках одежды, он вновь поднялся в свою пещеру в горах. Весь день он сидел и созерцал вещицу; рылся снова и снова в своих заплесневелых хрониках и бормотал ужасные слоги, в которые он обратил нечеткие знаки на листе пергамента.
В ту ночь округляющаяся луна поднялась высоко, но Эфлар не забрался в свое убежище. Противоестественные ночептицы пролетели мимо устья пещеры, прощебетали устрашающе и сокрылись в тенях.
Много дней миновало, прежде чем Совет направил своих посланцев убийства, но наконец время приспело, и семь угрюмолицых мужчин исчезли в горах. Когда эта мрачная семерка осмелилась достичь пещеры, она не нашла мудреца Эфлара. Лишь крохотные острия травинок прорастали на его природном кресле из земли. Все разбросанные папирусы потускнели и заплесневели, начертанные знаки стерлись и были еле заметны. Увидев это, семеро содрогнулись и отшатнулись, а когда последний преодолел смятение, он заметил круг и неизвестную вещь, лежащую на земле. Он поднял ее, и товарищи с любопытством приблизились; увидели они лишь чуждые символы, которые не смогли прочесть, но которые заставили их трепетать и дрожать, не понимая почему. Тогда тот, кто поднял вещь, метнул ее с крутого обрыва, но из пропасти, куда она должна была упасть, не донеслось ни звука. И бросивший задрожал, испугавшись многого, что неизвестно и о чем только шепчутся. Потом он сказал, что сфера, которую он держал, не имела веса, положенного вещи из камня; было похоже, что она плавала в воздухе, как плавают пушинки. Он и шестеро с ним, как один, бежали без оглядки от этой засады и побожились, что место проклято.
Но после того, как их не стало, из норки в песке медленно вылезла улитка и сосредоточенно поползла туда, где пробились лезвия травинок. И когда добралась, протянула и необычайно склонила слизистые рожки, будто желая проследить за вечно мудрёной рекой…

Перевод Т. Модестовой

Известные переводы:
• Волшебство Эфлара (Перевод Т. Модестовой)

LOVECRAFTIAN
LOVECRAFTIAN
lovecraftian.ru

Мы рады что вы посетили наш проект, посвященный безумному гению и маэстро сверхъестественного ужаса в литературе, имя которому – Говард Филлипс Лавкрафт.

Похожие Статьи