Привет, сайт в процессе завершения. Некоторые ссылки могут не работать.
d0fca50ad874e89fd7f953bd5f74f1a2 - Странные знакомые: Уильям Сибрук и Г.Ф. Лавкрафт

Странные знакомые: Уильям Сибрук и Г.Ф. Лавкрафт

Странные знакомые: Уильям Сибрук и Г.Ф. Лавкрафт

Их разделяли шесть лет возраста, но объединяли страсть к путешествиям и неподдельный интерес ко всему загадочному, таинственному и внеземному. Нет никаких достоверных свидетельств того, что эти двое были близко знакомы – что, несомненно, делает схожесть их личностей и интересов ещё более поразительной.

В то время как Лавкрафт, будучи одним из ведущих авторов «Таинственных историй», всё ещё вынужден был добывать средства на пропитание дописыванием и редактурой рассказов своих многочисленных друзей и товарищей по переписке, Уильям Бюлер Сибрук (1884-1945) уже заработал себе известность историями о путешествиях, наполненных приключениями и страстью к неименуемому.

strannye znakomye uiljam sibruk i g.f. lavkraft - Странные знакомые: Уильям Сибрук и Г.Ф. Лавкрафт
Сибрук и будущая жена Марджори Мьюир Уортингтон

В частности, книга Сибрука «Остров магии», вышедшая в 1929 году, вызвала рост популярности гаитянского вуду в Америке и других странах, и, возможно, послужила причиной проникновения слова «зомби» в английский язык.

Хотя С.Т. Джоши, один из величайших последователей Лавкрафта, а также выдающийся современный исследователь его жизни и творчества, не обнаружил свидетельств того, что Лавкрафт владел какой-либо из одиннадцати книг Сибрука (семь из которых вышли при жизни Лавкрафта), вполне очевидно, что Лавкрафт был знаком с творчеством этого автора. В личной библиотеке Лавкрафта имелись два тома, изданных под редакцией Дэшила Хэмметта – «Ночные мурашки» (1931г.) и «Современные истории ужаса» (1932г.) – каждая из которых содержала рассказ Сибрука «Месть ведьмы».

strannye znakomye uiljam sibruk i g.f. lavkraft 1 828x1024 - Странные знакомые: Уильям Сибрук и Г.Ф. Лавкрафт
Э. Хоффманн Прайс

Друг Лавкрафта Э. Хоффманн Прайс, писатель, интересующийся Востоком, поместил своих героев в пейзажи Курдистана и написал историю о зомби явно под влиянием произведений Сибрука, разделяя увлечение последнего езидским божеством Малак-Тавусом. Более того, в письме к Лавкрафту, датированном маем 1936 года, Роберт Говард писал: «Если желаете получить представление о реальном положении дел во французских колониях, вам следует почитать Сибрука».

Сегодня, правда, многие скажут, что «реализм» – это не совсем про Сибрука. Известно, что писатель крепко выпивал и даже как-то раз добровольно заперся в сумасшедшем доме ради  борьбы с пагубным пристрастием (этот опыт вылился затем в «Приют» – душераздирающий репортаж, содержащий к тому же несколько рецептов горячительных напитков). Также и в своём литературном труде он предпочёл сосредоточиться на местах, где белые американцы были либо редкими, либо нежелательными гостями, и его представления о туземцах зачастую были превратными вследствие того, что его не везде допускали и не всё желали показывать.

strannye znakomye uiljam sibruk i g.f. lavkraft 1 1 - Странные знакомые: Уильям Сибрук и Г.Ф. Лавкрафт
Уильям Сибрук

Впрочем, основной проблемой Сибрука как писателя была его тяга к сенсациям. С одной стороны, он был опытным журналистом, некогда репортёром «Нью-Йорк Таймс», с другой – импульсивным романтиком, склонным к скандальным заявлениям и эпатажным поступкам. Например, в своей книге «Пути джунглей» о путешествиях среди племён французской Западной Африки, Сибрук пускается в детальное описание процесса поедания человеческой плоти – по его словам, из-за того что никто ранее не оставил приличного отчёта на эту тему.

Будучи в гостях у каннибальского племени гвере Берега Слоновой Кости, автор так описывает человечину:

«Сырое мясо было с виду упругим, с грубоватой текстурой. На глаз и на ощупь оно напоминало хорошую говядину, однако было менее красным – хотя и не таким серовато-розовым, как баранина или свинина».

Как утверждал далее Сибрук, человеческое мясо на вкус более всего приближается к телятине. Приведённый текст из четвёртой главы второй части «Путей джунглей» остаётся наиболее цитируемым отрывком из книг автора. До сих пор, если в новостях появляются сообщения о каннибализме в том или ином виде, можно смело предположить, что какой-нибудь журнал («Смитсониан Мэгэзин» в феврале 2014) или сайт («Слэйт» в июне 2012) вновь привлечет общественное внимание к тому старому отчёту Сибрука.

Сам Сибрук подобным цинизмом пытался заработать себе известность, хотя бы и недобрую. По его собственным словам, основной подоплёкой «Путей джунглей» было желание рассмотреть феномен каннибализма поближе. Сибрук знал, что подобная тема будет подхвачена прессой и его парижскими литературными друзьями, и он явно не был разочарован их реакцией. Не менее бурно была встречена и его предыдущая книга, опубликованная за год до этого.

strannye znakomye uiljam sibruk i g.f. lavkraft 1 2 - Странные знакомые: Уильям Сибрук и Г.Ф. Лавкрафт
Остров магии

«Остров магии» представляет собой детальный отчёт о путешествии Сибрука на Гаити, причем посвящен он не исключительно вуду или другим жутким  культам смерти, коих боялись даже сами колдуны вуду. И всё же, свидетельства о колдовстве и зомби являются, несомненно, самой исследуемой частью «Острова магии». Они послужили источником вдохновения для фильма 1932 года «Белый зомби»; кроме того, Отто Пенцлер посчитал уместным включить выдержку из Сибрука в самый первый сборник «Зомби! Зомби! Зомби!» (который также содержал три рассказа Лавкрафта – «Герберт Уэст – реаниматор», «Изгой» и «Модель Пикмана»).

По большей части, «Остров магии» представляет собой книгу о людях и странствиях, иногда касаясь скользких расовых и исторических вопросов. Не считая конфликта между небольшой гаитянской элитой, состоящей из мулатов, и чернокожим большинством, упомянут и другой источник напряжения, связанный с Соединенными Штатами, а именно корпус морской пехоты США. С 1915 по 1934 Гаити находился в оккупации, морпехи обеспечивали порядок и лояльность местного правительства американским интересам (изначально вторжение планировалось для борьбы с восстанием, свергшим прежнее правительство). Хотя присутствие армии США способствовало улучшению инфраструктуры, а школ строилось больше, чем при старом или даже французском колониальном режиме, от внимания Сибрука не ускользнуло явление «южного расизма», что появился на острове вместе с молодыми офицерами из Алабамы, Джорджии и Небраски, оказывая разрушительное воздействие на гаитянское общество (в котором и до того угнетение чернокожих было обычным делом).  Писатель посвятил немало страниц этой теме и продемонстрировал более прогрессивные взгляды, чем были характерны для его современников.

strannye znakomye uiljam sibruk i g.f. lavkraft 1 2 1 - Странные знакомые: Уильям Сибрук и Г.Ф. Лавкрафт

Дальнейшие пассажи, впрочем, демонстрируют, что Сибрук, как и Лавкрафт, был не чужд некоторых расовых предрассудков своего времени и класса. Для Сибрука обычным делом было описывать гаитян как «слегка комичных, слегка инфантильных, слегка нелепых». Более того, он утверждает, что в гаитянах «есть что-то карикатурное, как в Тартарене или ломаном французском, но время от времени проявляется нечто существенное в структуре их душ… большее, чем атавистическая дикость, что-то, восходящее к их африканскому наследию… некие волны, пробегающие по отдельным людям и всему их обществу». Предположение Сибрука о родовой памяти, влияющей на повседневную жизнь гаитян как потомков выходцев с Африки, весьма схоже с подобной теорией, высказанной Лавкрафтом на страницах эссе «Сверхъестественный ужас в литературе»:

«Тень, которая появляется и требует  захоронения костей, демонический возлюбленный, который приходит за своей живой невестой, оседлавший ветер демон смерти, оборотень, запертая комната, бессмертный колдун – все это можно найти в любопытных средневековых творениях, которые покойный мистер Бэринг-Гулд аккуратно собрал в книгу. Там, где сильнее проявляла себя мистическая северная кровь, атмосфера народных сказок была более напряженной, ибо на творчестве романской  расы есть четкий след рационализма, отвергающий даже ее собственные самые причудливые суеверия и многие обертоны из волшебств, столь характерных для  творчества нашего лесного и промерзшего населения». (перевод Л.Володарской)

По мнению Лавкрафта, северным народам генетически и культурно предназначено создавать ужасы. Будучи американцем с практически чистой английской родословной, Лавкрафт, с одной стороны, предлагает объяснение, почему самые жуткие легенды Европы происходят из её северных областей (Скандинавия, Германия и Британские острова), а с другой – ненавязчиво оправдывает своё пристрастие к ужасному и таинственному.

strannye znakomye uiljam sibruk i g.f. lavkraft 1 2 2 805x1024 - Странные знакомые: Уильям Сибрук и Г.Ф. Лавкрафт
Алистер Кроули

Со своей стороны, Сибрук, сын лютеранского пастора, ставший декадентом Потерянного поколения, не только разделял некоторые лавкрафтовы теории о этнокультурной памяти, но так же был способен обожать мистицизм и оккультизм, будучи при этом совершенным рационалистом. В своей книге «Ведьмовство и его сила в современно мире» (1940г.) Сибрук утверждал, что все описанные им феномены имеют научное объяснение. Кстати, бытовала неподтверждённая городская легенда, будто Алистер Кроули, сыгравший значительную роль в мистических штудиях Сибрука, был лично знаком с Лавкрафтом и его супругой Соней Грин.

Кроме схожих философских взглядов и научного подхода к описанию сверхъестественного, Лавкрафт и Сибрук тесно связаны увлеченностью Аравией. Любимый дедушка Лавкрафта, Уиппл Ван Бюрен, когда-то вдохновил своего внука на прочтение «Тысячи и одной ночи», что привело к появлению Абдула Альхазреда – безумного йеменского поэта, автора Некрономикона. Позже Лавкрафт охотно возвращался в аравийские пустыни и нагорья северного Ирака в рассказах вроде «Кошмара в Ред-Хуке», где приписывал курдским езидам происхождение от дьяволопоклонников Персии. «Кошмар в Ред-Хуке» был впервые опубликован в январе 1927, за семь месяцев до книги Сибрука «Аравийские приключения: среди бедуинов, друзов, крутящихся дервишей и езидских дьяволопоклонников».

strannye znakomye uiljam sibruk i g.f. lavkraft 1 2 3 1024x683 - Странные знакомые: Уильям Сибрук и Г.Ф. Лавкрафт
Лалеш святыня езидов

В «Аравийских приключениях» Сибрук делает шокирующее утверждение, что езиды не только поклоняются дьяволу, но также построили семь связанных между собой башен для проведения своих кощунственных ритуалов.

«Через всю Азию, от Северной Манчжурии, сквозь Тибет, Персию и до Курдистана протянулась цепь из семи башен, возведенных на вершинах одиноких гор; и в каждой из тех башен находился неотлучно жрец Сатаны, оккультными вибрациями склоняя судьбы мира ко злу».

В своей обычной манере, Сибрук не приводит никаких внятных доказательств, кроме собственного опыта. Его утверждение не только лживо, ибо культура курдских езидов не достигает Китая и Тибета, но также исподволь подкрепляет мнение, что езидский «ангел-павлин» Малак-Тавус – на самом деле, не кто иной, как падший ангел, то есть демон. Этот старый предрассудок веками использовали против езидов христианские и мусульманские соседи, а в 2014 году террористы ИГИЛ оправдывали им массовый геноцид езидского населения Северного Ирака (который всё ещё продолжается, хоть и притушен до некоторой степени военными успехами курдского ополчения).

strannye znakomye uiljam sibruk i g.f. lavkraft 1 2 4 1024x674 - Странные знакомые: Уильям Сибрук и Г.Ф. Лавкрафт
Фотография Г. Ф. Лавкрафта, улыбающегося вместе со своим другом Уильямом Дж. Дауделлом (1921, 5 июля) [колоризированная версия]

Хотя существует множество косвенных намёков на то, что Лавкрафт и Субрук были знакомы с творчеством друг друга, нельзя с уверенностью сказать, каково было их мнение  друг о друге. Они были людьми и художниками, разделявшими сходные пристрастия, но, волею провидения, судьбы их творческого наследия оказались зеркально противоположными. Лавкрафт при жизни был малоизвестен, а своих поклонников находил среди читателей книг в мягкой обложке. Слава величайшего автора готических рассказов XX века пришла к нему уже после безвременной смерти в 1937 году. Сибрук, напротив, был популярен и знаменит, но после самоубийства в 1945 его тихо забыли и перестали печатать. К счастью, издательство «Довер Пабликейшнз»  решило переиздать книги Сибрука, причём «Приют» должен выйти уже в сентябре 2015. Так что, поклонники таинственного в литературе могут возрадоваться возвращению Сибрука, да и фанаты Лавкрафта, может быть, найдут там для себя парочку достаточно жутких пассажей.


Автор: Бенджамин Уэлтон

Перевод: Nobody Noone

Оригинальный текст: lovecraftzine.com

Jonathan Adams Smith
Jonathan Adams Smith

Бесконечный и неутомимый фанат лавкрафтианы и хоррор тематики, сквозь время и пространство поддерживающий и развивающий сие тему в России и странах СНГ.

Похожие Статьи