Наш проект, посвящен литературному
гению Г. Ф. Лавкрафту и феномену,
что он породил, обобщенный единым
термином «лавкрафтиана».

Если у вас есть вопросы, то напишите нам
на электронный почтовый адрес:
contact@lovecraftian.ru

Назад

Уилл Мюррей: Дагон в пуританском Массачусетсе

Одна из зага­доч­ных вещей в Мифах Ктул­ху Г.Ф. Лав­краф­та – вклю­че­ние того, что он назы­вал «древ­ней фили­стим­ской леген­дой о Дагоне, Боге-Рыбе»¹, в пан­те­он, кото­рый содер­жал таких вымыш­лен­ных сущ­но­стей, как Ктул­ху, Йог-Сотот, Нуг и Йеб. Эта ано­ма­лия может быть свя­за­на со склон­но­стью Лав­краф­та зад­ним чис­лом вклю­чать эле­мен­ты, не вхо­див­шие в Мифы, из его ран­них рас­ска­зов в позд­ние – дея­тель­ность, кото­рая, кажет­ся, ста­ла для него при­выч­ной в 1930 году, когда появи­лась повесть «Шеп­чу­щий во тьме». В этой исто­рии кон­цеп­ции дру­гих писа­те­лей, как пред­ше­ствен­ни­ков, так и совре­мен­ни­ков Лав­краф­та встав­ле­ны в текст таким обра­зом, что наме­ка­ют на их важ­ность, хотя на самом деле это может быть ком­би­на­ци­ей атмо­сфер­но­сти и раз­вле­че­ния со сто­ро­ны автора.

Таким обра­зом, когда Лав­крафт ввёл Эзо­те­ри­че­ский Орден Даго­на в «Тень над Иннс­му­том», это авто­ма­ти­че­ски свя­за­ло его до-мифо­ло­ги­че­ский рас­сказ 1917 года «Дагон» с основ­ной темой его сочи­не­ний. Дагон, изоб­ра­жён­ный как гигант­ский про­то-Ктул­ху в ран­нем рас­ска­зе Лав­краф­та об ужа­се в Север­ном море, напря­мую не свя­зан с его более позд­ней пове­стью о стран­ном куль­те в при­бреж­ном горо­де Мас­са­чу­сет­са. Эзо­те­ри­че­ский Орден Даго­на, соглас­но этой исто­рии, был «при­ми­тив­ным ква­зи-язы­че­ством, импор­ти­ро­ван­ным с Восто­ка сто­ле­тие назад»², когда капи­тан Обед Марш при­вёз свою нече­ло­ве­че­скую жену домой из Южных морей. Дагон в этой пове­сти свя­зан с покло­не­ни­ем Ктул­ху, он зовёт­ся «Отец Дагон»³.

Соглас­но Робер­ту М. Прай­су в его ста­тье «Насто­я­щий Отец Дагон»⁴ это может быть про­сто дру­гим име­нем, под кото­рым древ­ние люди покло­ня­лись Ктул­ху. Прайс ука­зы­ва­ет, что покло­не­ние Даго­ну часто упо­ми­на­лось в Биб­лии уни­чи­жи­тель­ным обра­зом, отме­чая, в част­но­сти, раз­ру­ше­ние Сам­со­ном хра­ма Даго­на в «Кни­ге Судей» и уни­что­же­ние ста­туи Даго­на с помо­щью Ков­че­га Заве­та. Он так­же опро­вер­га­ет рас­про­стра­нён­ное мне­ние о том, что Дагон был чем-то вро­де мор­ско­го бога, хотя это убеж­де­ние сохра­ня­лось века­ми. Но оста­ёт­ся вопрос: отку­да Лав­крафт взял идею Дагона?

Конеч­но, веро­ят­ный источ­ник – Биб­лия. Лав­крафт, несо­мнен­но, был деталь­но зна­ком с ней. Затем был роман Гер­бер­та С. Гор­ма­на о кол­дов­стве в запад­ном Мас­са­чу­сет­се, «Место, назы­ва­е­мое Дагон» (1927). Но Лав­крафт не мог читать этот роман в 1917 году. Веро­ят­ный ответ более неясен, и это дела­ет его вдвойне интересным.

На самом деле Дагон может вой­ти в Мифы через зад­нюю дверь так назы­ва­е­мых Ново-Англий­ских рас­ска­зов Лав­краф­та, а не из-за какой-либо его попыт­ки под­ве­сти ран­ние про­из­ве­де­ния под еди­ный тема­ти­че­ский зон­тик. Ибо Дагон – един­ствен­ный из всех существ Мифов, кто при­сут­ство­вал в пер­вые дни люби­мых Лав­краф­том коло­ни­аль­ных времён.

Я живу в горо­де Куин­си, штат Мас­са­чу­сетс, все­го в деся­ти мину­тах ходь­бы от Мосве­тус­сет-Хам­мо­ка, где выса­дил­ся Май­лз Стэн­диш, и рези­ден­ции индей­цев Мас­са­чу­сет, дав­ших назва­ние это­му шта­ту. На про­ти­во­по­лож­ном кон­це Куин­си-Бэй рас­по­ло­жен Мер­ри­маунт, ныне неболь­шой хол­ми­стый парк, но в про­шлом являв­ший­ся доволь­но извест­ным посе­ле­ни­ем после того, как некий капи­тан Уол­ла­стон осно­вал его, а затем поки­нул это место. После того как он уехал в Джейм­ста­ун, штат Вир­ги­ния, в 1627 году чело­век по име­ни Томас Мор­тон, юрист и аван­тю­рист с дур­ной репу­та­ци­ей, узур­пи­ро­вал власть в посе­ле­нии, извест­ном тогда как Маунт-Уол­ла­стон, и пере­име­но­вал его в Мер­ри-Маунт (Весё­лая гора). Но, что­бы не оскор­бить южных палом­ни­ков Пли­му­та, он сде­лал вид, что его назва­ние пишет­ся «Mare Mount», что озна­ча­ет «Гора у моря».

Мор­тон и его люди избе­га­ли кон­так­тов с дру­ги­ми посе­лен­ца­ми в поль­зу сов­мест­но­го про­жи­ва­ния с индей­ца­ми, кото­рым он про­да­вал спирт­ное и огне­стрель­ное ору­жие, к боль­шо­му ужа­су дру­гих жите­лей. Мер­ри-Маунт явля­лось не более чем мехо­вой фак­то­ри­ей, посе­ле­ние про­сла­ви­лось сво­ей рас­пу­щен­но­стью и анар­хи­ей. Мор­тон про­воз­гла­сил себя «Пове­ли­те­лем Беззакония»⁷, и в пер­вый день мая 1627 года он вме­сте с мест­ны­ми индей­ца­ми воз­двиг вось­ми­де­ся­ти­фу­то­вую, уве­шан­ную гир­лян­да­ми сос­ну, с оле­ньи­ми рога­ми на макуш­ке. Это было печаль­но извест­ное май­ское дере­во, вокруг кото­ро­го они тан­це­ва­ли и напи­ва­лись, подоб­но тому, как это про­слав­ля­ет­ся в рас­ска­зе Ната­ни­э­ля Готор­на «Май­ское дере­во Мер­ри-Маун­та». Такие тан­цы были в обы­чае у друидов.

Язы­че­ский харак­тер жиз­ни на Весё­лой горе настоль­ко шоки­ро­вал бла­го­че­сти­вых пури­тан, что они ста­ли назы­вать это посе­ле­ние оскор­би­тель­ным име­нем, вдох­нов­лён­ным, без сомне­ния, биб­лей­ски­ми исто­ри­я­ми о фили­стим­ля­нах и их идо­ло­по­клон­стве. Как одна­жды заме­тил Лав­крафт, «Ста­рые пури­тане все­гда были откры­ты для биб­лей­ских ана­ло­гий, они чер­па­ли име­на и назва­ния из Свя­щен­но­го Писа­ния для сво­их целей»⁸.

Вме­сто это­го они назва­ли Весе­лую гору «Маунт-Дагон»⁹.

Это было назва­ние, кото­рое, воз­мож­но, нико­гда бы не было запи­са­но для потом­ков, если бы не тот факт, что индей­цы, кото­рым Мор­тон про­да­вал выпив­ку и ору­жие, нача­ли совер­шать убий­ства, что воз­му­ща­ло отда­лён­ных поселенцев.

Те, кто жил в Пли­му­те, пыта­лись уре­зо­нить Мор­то­на, но он дал им отпор. Поэто­му они посла­ли Май­л­за Стэн­ди­ша и отряд из вось­ми чело­век, что­бы взять Мор­то­на силой. Затем его отпра­ви­ли обрат­но в Вели­ко­бри­та­нию. После ухо­да Мор­то­на губер­на­тор Джон Энди­котт, кото­ро­му был выдан патент на Ком­па­нию Мас­са­чу­сет­ско­го зали­ва, в кото­рую вхо­ди­ло и посе­ле­ние Маунт-Уол­ла­стон, отплыл в то место, кото­рое поз­же ста­нет Куин­си-Бэй, что­бы взять под кон­троль остав­ших­ся поселенцев.

Пер­вое, что сде­лал Энди­котт – сру­бил язы­че­ское май­ское дере­во. Вто­рое – про­чи­тал посе­лен­цам лек­цию, что­бы они отка­за­лись от сво­их язы­че­ских обы­ча­ев. Что­бы опо­зо­рить их, губер­на­тор пере­име­но­вал Мер­ри-Маунт, офи­ци­аль­но дав это­му месту назва­ние и про­из­но­ше­ние Маунт-Дагон¹⁰.

Неиз­вест­но, какое вли­я­ние это назва­ние ока­за­ло на тамош­них жите­лей, но без Тома­са Мор­то­на они посте­пен­но асси­ми­ли­ро­ва­лись в коло­ни­аль­ный поток. И хотя Мор­тон поз­же вер­нул­ся в Мас­са­чу­сетс, он был аре­сто­ван за неко­то­рые неза­кон­ные дей­ствия, вклю­чая напи­са­ние «недру­же­ствен­ной кни­ги»¹¹ (его «Новый Англий­ский Хана­ан») и умер, будучи поста­рев­шим, полу­су­ма­сшед­шим и сломленным.

Со вре­ме­нем, когда его культ был забыт, назва­ние Маунт-Дагон было отбро­ше­но, и холм сно­ва стал изве­стен как Мер­ри-Маунт, сего­дня пишет­ся Мерримаунт.

Но это ещё не конец исто­рии Даго­на в Мас­са­чу­сет­се. Как сим­вол ново­го миро­во­го язы­че­ства и все­доз­во­лен­но­сти он, кажет­ся, сохра­нил­ся. Сви­де­тель­ства Даго­низ­ма – если дать это­му туман­но­му фено­ме­ну назва­ние – мож­но най­ти на клад­би­ще Хол­ма Коп­па, бук­валь­но за углом от быв­шей сту­дии Ричар­да Апто­на Пик­ма­на, в при­зрач­ном Норт-Энде Босто­на. Сре­ди над­гро­бий, боль­шин­ство из кото­рых дати­ру­ют­ся 1600-ми и 1700-ми года­ми, есть несколь­ко, на кото­рых отсут­ству­ют обыч­ные изоб­ра­же­ния мёрт­вой голо­вы или херу­ви­ма. Несколь­ко над­гро­бий, истёр­тых и потрес­кав­ших­ся от вре­ме­ни, изоб­ра­жа­ют насто­я­щие рез­ные фигур­ки Даго­на, то есть попу­ляр­ное пред­став­ле­ние о Дагоне как о получеловеке-полурыбе.

Эти кон­крет­ные моги­лы появи­лись через пять­де­сят лет после собы­тий в Маунт-Дагоне, и их ниче­го не свя­зы­ва­ет с языч­ни­ка­ми, кро­ме пред­по­ло­же­ний. По сло­вам Алла­на И. Лун­ви­га, все эти над­гро­бия явля­ют­ся рабо­той одно­го неиз­вест­но­го рез­чи­ка по кам­ню, кото­рый под­пи­сы­вал свои рабо­ты ини­ци­а­ла­ми «Дж.Н.» и кото­рый «был пер­вым рез­чи­ком Новой Англии, исполь­зо­вав­шим зага­доч­ных Даго­нов или Три­то­нов, укра­шав­ших его самые харак­тер­ные памят­ни­ки»¹². Далее Лун­виг гово­рит, что “Исполь­зо­ва­ние Даго­нов на пури­тан­ских над­гро­би­ях вызы­ва­ет недо­уме­ние в све­те того фак­та, что они были свя­за­ны с язы­че­ством и злы­ми дея­ни­я­ми Тома­са Мор­то­на и его весель­ча­ков… И всё же язы­че­ские Даго­ны оста­лись укра­ше­ни­ем могил мно­гих при­лич­ных бостон­ских семей в кон­це 17-го века, несмот­ря на инци­дент в Маунт-Дагоне несколь­ко лет назад»¹³.

Гар­ри­ет Мер­ри­филд Форбс, иссле­до­ва­тель­ни­ца, заняв­ша­я­ся этим вопро­сом рань­ше Лун­ви­га, не назы­ва­ет эти обра­зы Даго­на­ми, но вме­сто это­го пред­по­ла­га­ет, что они при­зва­ны отоб­ра­жать двой­ствен­ность Хри­ста или, воз­мож­но, сирен, кото­рых она опи­сы­ва­ет как «послан­ни­ков Про­зер­пи­ны, чьей обя­зан­но­стью было пере­прав­лять души умер­ших в Ад»¹. Несмот­ря на то, что люди того вре­ме­ни «жили в мире, насе­лён­ном биб­лей­ски­ми пер­со­на­жа­ми», и что они часто соеди­ня­лись с «чудес­ны­ми созда­ни­я­ми язы­че­ско­го мира»¹, связь с Даго­ном, по-види­мо­му, усколь­за­ла от неё.

Форбс, одна­ко, отме­ча­ет, что она обна­ру­жи­ла четыр­на­дцать из этих зага­доч­ных рез­ных фигур, «из кото­рых один­на­дцать нахо­дят­ся в Бостоне, одна в Дор­че­сте­ре, одна в Запад­ном Рок­с­бе­ри и ещё одна в Портс­му­те, штат Нью-Гэмп­шир; эта послед­няя, одна­ко, была созда­на бостон­цем»¹. Она так­же отме­ча­ет дет­скую гроб­ни­цу, на кото­рой «изоб­ра­же­на кро­шеч­ная русал­ка, под­ни­ма­ю­ща­я­ся за таб­лич­кой с тек­стом»¹. Коро­че гово­ря, эти рез­ные изоб­ра­же­ния пред­став­ля­ют собой весь­ма лока­ли­зо­ван­ное явле­ние, огра­ни­чен­ное Босто­ном, кото­рый при­мы­ка­ет к Куинси.

В Бостоне я нашёл восемь над­гро­бий с изоб­ра­же­ни­ем Даго­на. На Амбар­ном Клад­би­ще захо­ро­не­ны чет­ве­ро: Бен­джа­мин Хиллс, умер­ший в 1683 году, Джей­коб Элиот (умер в 1693‑м), Асаф Элиот (умер в 1685‑м) и мла­де­нец Ман­го Кра­фор­да (умер в 1688‑м). На Хол­ме Коп­па мож­но най­ти четы­ре над­гро­бия, при­над­ле­жа­щие Май­к­лу Мар­ти­ну (ум. 1682), Уилья­му Гри­ноу (ум. 1693), Мэтью Пит­то­му (ум. 1693/94) и Джо­ну Бригг­су, без даты. За исклю­че­ни­ем над­гро­бия мла­ден­ца все рез­ные орна­мен­ты повто­ря­ют один и тот же образ – два Даго­на, часто кры­ла­тые, с длин­ны­ми пери­сты­ми хво­ста­ми, обрам­ля­ю­щи­ми бога­то укра­шен­ную вазу или урну. Кры­ла­тые голо­вы смер­ти, столь обыч­ные для над­гро­бий ста­рой Новой Англии, ино­гда парят над ними. Неко­то­рые из этих Даго­нов явля­ют­ся женщинами.

Никто не зна­ет, поче­му на неко­то­рых над­гро­би­ях выре­за­ны изоб­ра­же­ния Даго­на, но обще­при­ня­тая муд­рость заклю­ча­ет­ся в том, что это – изоб­ра­же­ния Даго­на, а не русал­ки или кого-то в этом роде, хотя их ино­гда назы­ва­ют Три­то­на­ми, а жен­ские вер­сии – Нере­ида­ми. Лун­виг, кажет­ся, пред­по­ла­га­ет, что это могут быть над­гро­бия неко­то­рых после­до­ва­те­лей Мор­то­на, и что эти изоб­ра­же­ния сим­во­ли­зи­ру­ют их дикую моло­дость, как знак позо­ра на одеж­де Эстер Принн из рома­на «Алая бук­ва» Готорна.

Мож­но пред­по­ло­жить, что неко­то­рые из после­до­ва­те­лей Мор­то­на про­дол­жа­ли тай­но совер­шать неко­то­рые обря­ды из Маунт-Даго­на, и они устро­и­ли так, что­бы изоб­ра­же­ния Даго­на были выре­за­ны на их над­гро­би­ях в знак гор­до­сти или оскорб­ле­ния пури­тан. Никто не зна­ет, что ста­ло с после­до­ва­те­ля­ми Мор­то­на. Даже их име­на, за дву­мя исклю­че­ни­я­ми, уте­ря­ны для исто­рии¹. Но эта тео­рия не под­твер­жда­ет­ся тем, что мы зна­ем, напри­мер, о Бен­джа­мине Хилл­се, кото­рый умер в воз­расте 23 лет, и Мэтью Пит­то­ме, умер­шем в девят­на­дцать лет, и о мла­ден­це, умер­шем в девят­на­дцать недель. Все они были слиш­ком моло­ды, что­бы жить в Маунт-Дагоне. Капи­тан Уильям Гри­ноу и Джей­коб Элиот, оба умер­шие в авгу­сте 1693 года от лихо­рад­ки, при­ве­зён­ной в Бостон из Вест-Индии на кораб­ле, так­же не мог­ли раз­вле­кать­ся с при­я­те­ля­ми Мор­то­на. Гри­ноу родил­ся в 1641 году, более чем через десять лет после инци­ден­тов на печаль­но извест­ной горе, а Элиот слу­жил цер­ков­ным дья­ко­ном. На самом деле, ни одно из над­гро­бий, кото­рые я смог дати­ро­вать – неко­то­рые были раз­ру­ше­ны пого­дой и ван­да­лиз­мом – не при­над­ле­жит людям, жив­шим во вре­ме­на рас­цве­та Маунт-Дагона.

Тогда как же это объ­яс­нить? Может быть, это дети спо­движ­ни­ков Мор­то­на? Или годы их смер­ти име­ют какое-то осо­бое зна­че­ние? Каж­дое над­гро­бие с изоб­ра­же­ни­ем Даго­на при­над­ле­жит кому-то, кто умер в деся­ти­лет­ний пери­од меж­ду 1683 и 1693 года­ми – пери­од Салем­ских про­цес­сов над ведь­ма­ми, если это что-то зна­чит. Или, воз­мож­но, ответ нуж­но искать, оттал­ки­ва­ясь не от лич­но­сти умер­ше­го, а от рез­чи­ка по кам­ню, как пред­по­ла­га­ет Гар­ри­ет Мер­ри­филд Форбс. О таин­ствен­ном Дж. Н. она пишет: «Либо он обла­дал боль­шим запа­сом вооб­ра­же­ния, чем любой дру­гой его совре­мен­ник-рез­чик по кам­ню, либо у него име­лись дру­гие источ­ни­ки вдох­но­ве­ния. Было ли у него какое-то вле­че­ние в область фан­та­зии, из-за кото­ро­го он изоб­ра­жал свит­ки, ара­бес­ки, необыч­ные рас­те­ния и стран­ные суще­ства вме­сто при­выч­ных обра­зов?»¹. Мог ли Дж. Н. являть­ся быв­шим чле­ном груп­пы Мор­то­на, кото­рая, как пред­по­ла­га­лось, состо­я­ла толь­ко из семи чело­век? Неуже­ли само его имя скры­то по этой при­чине? Мог ли он изоб­ра­зить Даго­на на моги­лах респек­та­бель­ных бостон­цев как изощ­рён­ную фор­му трав­ли пури­тан? Это дело оста­ёт­ся загад­кой. Но связь меж­ду стран­ны­ми над­гро­бья­ми и Маунт-Даго­ном оста­ёт­ся воз­мож­ной гипо­те­зой, кото­рую нель­зя доказать.

Леген­ды, воз­ник­шие в Маунт-Дагоне, несо­мнен­но, достиг­ли ушей Г.Ф. Лав­краф­та (и, ско­рее все­го, вдох­но­ви­ли Гор­ма­на на сочи­не­ние рома­на «Место, назы­ва­е­мое Дагон»). Лав­крафт опре­де­лён­но был зна­ком с исто­ри­ей Тома­са Мор­то­на, посколь­ку упо­ми­на­ет «Тома­са Мор­то­на из Мер­ри­маун­та» в пись­ме Уил­фре­ду Блан­шу Тал­ма­ну от 24 мар­та 1931 года²⁰. Лав­крафт, воз­мож­но, даже посе­тил место быв­ше­го посе­ле­ния Маунт-Дагон во вре­мя сво­е­го крат­ко­го визи­та в Куин­си в трид­ца­тых годах. И во вре­мя поезд­ки в Норт-Энд в 1926 году он, ско­рее все­го, заме­тил изоб­ра­же­ния Даго­на на могиль­ных кам­нях клад­би­ща на Хол­ме Коп­па. Если нет, то было бы ужас­ной иро­ни­ей, если бы он про­пу­стил их!

Чело­век, погру­жён­ный в Лав­краф­ти­а­ну, мог бы, я пола­гаю, выдви­нуть инте­рес­ный тезис, объ­яс­ня­ю­щий всё это: Томас Мор­тон был пер­вым идо­ло­по­клон­ни­ком Ктул­ху в Новом Све­те, а май­ское дере­во слу­жи­ло цен­тром кон­так­та меж­ду Коло­ни­аль­ной Новой Англи­ей и Вели­ки­ми Древни­ми, и что Даго­низм, чей мно­го­ве­ко­вой отпе­ча­ток всё ещё мож­но най­ти на неко­то­рых бостон­ских клад­би­щах, в кон­це кон­цов мигри­ро­вал на север в Иннс­мут в фор­ме Эзо­те­ри­че­ско­го Орде­на Даго­на. Но это всё измыш­ле­ния. Исто­рия гово­рит нам, что тень Даго­на упа­ла на Мас­са­чу­сетс почти с само­го нача­ла коло­ни­аль­но­го пери­о­да и оста­ва­лась тём­ным при­сут­стви­ем, по край­ней мере, в тече­ние пяти­де­ся­ти лет. Конеч­но, Лав­крафт, сам погру­жён­ный в исто­рию Новой Англии, в оча­ро­ва­ние тём­ных зако­ул­ков этой исто­рии, был зна­ком, как мини­мум с неко­то­ры­ми из легенд, и это вдох­но­ви­ло его на вос­кре­ше­ние полу­за­бы­то­го фили­стим­ско­го бога Дагона.

Примечания:

1. Лав­крафт, «Дагон» (изда­ние 1965 года), стр. 7.
2. Лав­крафт, «Ужас в Дан­ви­че» (1984), стр. 312.
3. Там же, стр. 337.
4. «Crypt of Cthulhu», 2, № 1 (День Всех Свя­тых, 1982), 23 ‑24. Ста­тья появи­лась под псев­до­ни­мом Прай­са – Гарольд Хэд­ли Коупленд.
5. Обра­ти­те вни­ма­ние, что Зэдок Аллен в «Тени над Иннс­му­том», ссы­ла­ясь на Даго­на, про­из­но­сит это имя на одном дыха­нии с пото­ком ссы­лок на Биб­лию.
6. Уильям Чёр­чилл Эдвардс, «Исто­ри­че­ский Куин­си, Мас­са­чу­сетс» (Куин­си: Город Куин­си, 1954), стр. 25.
7. Там же.
8. Лав­крафт, «Избран­ные пись­ма», Том IV (1976), стр. 259.
9. Дэни­ел Ман­ро Уил­сон, «Три­ста лет Куин­си» (Бостон: Райт С. Пот­тер, 1926), стр. 10.
10. Эдвардс, стр. 27.
11. Бил­сон, стр. 16.
12. Аллан И. Лун­виг, «Идо­лы: Резь­ба по кам­ню в Новой Англии и её сим­во­ли­ка», 1650–1815 (Мид­дл­тон: «Wesleyan Univ. Press», 1966), стр. 298.
13. Там же. стр. 299.
14. Гар­ри­ет Мер­ри­филд Форбс, «Над­гро­бья Новой Англии» (Бостон: Хоу­тон Миф­флин, 1927), стр. 122.
15. Там же, стр. 113.
16. Там же, стр. 121.
17. Там же.
18. Соглас­но кни­ге «Три­ста лет Куин­си», капи­тан Эдвард Гиб­бонс и Уол­тер Бэг­нолл были един­ствен­ны­ми достой­ны­ми жите­ля­ми Маунт-Даго­на, даль­ней­шая жизнь кото­рых была отме­че­на в архи­вах.
19. Форбс, стр. 37.
20. Лав­крафт, «Избран­ные пись­ма», Том III (1971), стр. 349.

Источ­ник тек­ста: «Lovecraft Studies» 11, Том 4, № 2, осень, 1985

Худож­ник облож­ки: ArtStation — Timur Kvasov

Пере­вод: Фев­раль, 2021

Переводчик

Я пере­во­жу сочи­не­ния Г.Ф. Лав­краф­та, кото­рых ещё нет на рус­ском язы­ке, а так­же рас­ска­зы его кол­лег и после­до­ва­те­лей, сочи­ня­ю­щих в жан­ре “Мифы Ктул­ху”, и ста­тьи на эту тему.

Оставьте Отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован.

Мы используем файлы cookie, чтобы предоставить вам наилучшие впечатления. Политика Конфиденциальности