ohotniki za prividenijami 3 2 1473x1080 - Охотники за Привидениями как Сверхъестественный Ужас

Охотники за Привидениями как Сверхъестественный Ужас

Глава I

Сюжет фильма

«Я требую объяснений»

Я печатаю и улыбаюсь“.

Честно говоря, если вы еще не знаете, о чем этот фильм, то этот проект наверно не для вас. Да и кто я такой, чтобы сомневаться в освященной веками традиции съемок фильмов ужасов? Фанаты, если вы знаете, о чем фильм, и хотите просто перейти к следующей главе, то не стесняйтесь – опуститесь до “Сверхъестественный ужас”.

А теперь краткое изложение сюжета.

Трех парапсихологов — Доктора Питера Венкмана (Билл Мюррей), доктора Раймонда Станца (Дэн Эйкройд) и доктора Эгона Шпенглера (Гарольд Рамис) вызывают в Нью-Йоркскую публичную библиотеку расследовать появление призрака. Не найдя своего первого настоящего призрака, они возвращаются в университет в приподнятом настроении и узнают, что их грант аннулирован, и их выселяют. Несмотря на неудачу, Венкман считает, что у них есть потенциал, и убеждает своих коллег предложить свои услуги всем желающим, а рекламный проспект озаглавить: “Профессиональное расследование паранормальных явлений и их устранение.”

Они основывают агентство “Охотники за привидениями”, что в общем-то означает «истребители привидений», превращают старую пожарную часть в свою штаб-квартиру и устанавливают  всевозможное опасное ядерное оборудование. Но вызовов почти не поступает, и их секретарше, Джанин Мельниц (Энни Поттс), почти нечего делать.

Примерно в это же время виолончелистка симфонического оркестра Дана Бэрретт (Сигурни Уивер) наблюдает паранормальные явления в своей квартире в Верхнем Вест-Сайде. Она видит в своем холодильнике привидение ужасной воющей собаки (в главной роли собака по прозвищу “Зуул”). Дана обращается за помощью к Охотникам за привидениями, и Венкман в нее влюбляется. Он исследует ее квартиру, признается в своих чувствах к девушке, но в обоих случаях терпит неудачу.

ohotniki za prividenijami 3 - Охотники за Привидениями как Сверхъестественный Ужас
Зуул

В ту же ночь охотники за привидениями получают вызов от второго клиента — администрации шикарного отеля “Седжуик”, который захлестнула волна повторяющихся беспорядков. Они должны поймать надоедливый зеленый призрак по имени Слаймер (в роли самого себя). После неудачной охоты, в ходе которой охотники сломали часть имущества гостиницы, наши герои придумывают, как оглушить призрак, схватить его и поместить в ловушку. Они ловят его, получают гонорар, привозят призрак домой, и помещают его в специализированное хранилище в подвале пожарной части.

Победа в отеле – это только начало; волна паранормальных явлений захлестывает Нью-Йорк, и у охотников за привидениями впервые столько работы, что они приглашают в команду Уинстона Зеддемора (Эрни Хадсон). Венкман, тем временем, делает успехи в деле Даны и в завоевании ее сердца– он находит в квартире Даны привидение, встречает ее в Ли́нкольн-центре, рассказывает, что привидение Зуул было полубогом, подчиненным шумерскому божеству Гозеру, и приглашает ее на свидание в четверг вечером.

Венкман возвращается в пожарную часть и встречает там Уолтера Пека(Уильям Атертон), представителя Агентства по охране природы. Пек выражает озабоченность по поводу потенциального воздействия деятельности охотников за привидениями на окружающую среду, особенно на хранилище. Он просит разрешения осмотреть помещение, но получает отказ. Обстановка накаляется, и Пек угрожает вернуться с ордером на обыск.

Визит Пека пришелся очень некстати. Хранилище начинает переполняться, в Нью-Йорке нарастает паранормальная активность, и Спенглер, предвидит ” на горизонте что-то грандиозное и сравнивает это с пирожным.”

В четверг вечером начинает происходить действительно что-то грандиозное. На Дану и ее занудного соседа Луиса Тулли (Рик Моранис) нападают страшные собаки, агенты Гозера. Венкман приходит на свидание и видит, что Дана одержима и утверждает, что она Зуул, привратник; Луис, которого в конце концов передают под присмотр охотников за привидениями, объявляет себя Винцем Клорто, настройщиком Гозера. И настройщик, и привратник говорят об апокалипсических пророчествах, а Станц и Зеддемор обсуждают библейские сказания о Судном дне; их рассказы звучат одновременно, накладываясь друг на друга.

Венкман усыпляет Дану/Зуула, и в пятницу отправляется домой как раз вовремя, чтобы встретиться с затаившим на него обиду Пеком, вернувшимся с пачкой юридических бумаг, и представителем компании «Кон Эдисон». Несмотря на протесты Спенглера и запоздалые предложения Венкмана наладить сотрудничество, Пек приказывает отключить защитную решетку на складе. Происходит взрыв, все призраки освобождаются, в результате паранормального волнения Дана пробуждается. Охотники за привидениями арестованы. Луис крадется прочь, ища Дану, а призраки сеют хаос по всему городу.

ohotniki za prividenijami 1 1024x576 - Охотники за Привидениями как Сверхъестественный Ужас

Охотники за привидениями совещаются в тюрьме. Станц и Спенглер определили, что жилой дом Даны является “сверхпроводящей антенной” для психокинетической энергии, спроектированной лидером культа Иво Шандором как врата в мир духов и место поклонения Гозеру: “Назначение этих причудливых ритуалов – вызвать наступление конца света, и кажется, что сейчас это становится действительно возможным.”

Мэр города ошеломлен наступлением призраков и в присутствии городских чиновников, архиепископа и Пека, освобождает охотников за привидениями из тюрьмы и вызывает их к себе. В конце концов жители города доверяют охотникам. Совместными скоординированными усилиями полиция и Национальная гвардия доставляют охотников за привидениями к дому Даны, где ожидается прибытие Гозера.

Наши герои прибывают в храм на крыше жилого дома как раз вовремя, чтобы стать свидетелями заключительного этапа ритуала Настройщика-привратника и появления Гозера. Завязывается короткая стычка, и фигура Гозера исчезает, оставляя после себя только бестелесный голос: “Выберите Разрушителя!” Понимая, что их просят вызвать кого-то, чтобы убить их, Венкман приказывает группе очистить свои умы и ни о чем не думать, но слишком поздно: воображение Станца обращается к любимой рекламной иконе из его детства, зефирному человечку, и в скором времени веселый,  огромный зефирный человек идет по Центральному парку.

Когда смерть почти настигает их, Шпенглер хватается за последнюю идею; они могли бы закрыть врата в мир духов, скрестив их протонные потоки, но этот сценарий, по общему мнению, может привести к исчезновению жизни или даже к концу света. Не имея другого выбора, Венкман возглавляет атаку. Они стреляют в открытые врата; все четыре потока пересекаются, создавая огромную перегрузку энергии в духовном мире, закрывая двери, разрушая и храм, и зефирного человека.

ohotniki za prividenijami 3 1 - Охотники за Привидениями как Сверхъестественный Ужас
Гозер

Охотники за привидениями перегруппировываются. Какое-то мгновение они боятся, что Дана, заключенная в разрушенную оболочку ужасной собаки, умерла, но ее рука прорывается, и они вытаскивают ее из руин. С Луисом тоже все в порядке.

Благодарная толпа приветствует охотников за привидениями на земле, и Венкман с Даной обмениваются первым поцелуем. Охотники за привидениями вместе с Даной покидают место происшествия, а сцена заканчивается восклицанием Зеддермора:»Обожаю этот город»! Фильм заканчивается внезапным появлением Слаймера и таким же внезапным его исчезновением.

Глава II

Сверхъестественный Ужас

Фильмы ужасов

Я в ужасе, и от ужаса не могу мыслить

На свете есть вещи страшнее, чем способность человека перестараться с анализом кинофильма.

Кино – это ностальгический вид искусства, в основе которого мы всегда видим литературные произведения, театральные пьесы, а чаще всего, другие фильмы. Традиции, в соответствии с которыми сняты «Охотники за привидениями», так же стары, как и внезапные желания людей о чем-то рассказать. Особенно поздней ночью.

«Охотники за привидениями», это, конечно же, рассказ о героях и их приключениях в соответствии с требованиями жанра — и хотя в нем есть элементы научной фантастики, мифологии и сказок, главное в нем –  призраки, видения и привидения, поэтому его можно поставить   в один ряд с фильмами ужасов. Они, как и фильмы в других часто обособляемых жанров, позволяют художникам исследовать человеческую психику вне рамок повседневности, что является хорошей возможностью взглянуть на “то, что есть” с точки зрения “того, чего нет”. Это психологическая лаборатория, в которой режиссеры экспериментируют и задают вопросы. Театральные пьесы и романы отражают реальность. А жанр фантастики – источник новых идей.

Фильмы ужасов заставляют нас переживать самые сильные эмоции. Они вызывает в нас тайные страхи, о которых мы боимся кому-то рассказать, так как в нас срабатывает инстинкт самосохранения. Но это не только животный инстинкт. Сцены ужаса в художественной литературе – это знак времени, показатель морали и проблем эпохи. Есть и худшие способы познать общество, чем выяснить, чего оно боится; в конце концов, в этом мире многое создано под влиянием страха.

Так или иначе, мы должны с этим смириться. Если религия возникла, чтобы помочь человеку объяснить окружающий мир, то ужасы должны были показать его опасность. Первые рассказы о сверхъестественном появились в религиозном фольклоре и сагах о богах и чудовищах. В восемнадцатом веке появились готический роман и жанр ужасов, каким мы знаем его сегодня. Даже в первых классических произведениях этого жанра уже говорилось об опасностях, которым человек мог подвергнуться. “Франкенштейн” Мэри Шелли был поучительным рассказом о промышленной революции. Жуткие романтические рассказы Эдгара Аллана По показывали ограниченность человеческого разума в этой сложной Вселенной. Роман “Дракула” Брэма Стокера показывал страх Викторианской эпохи перед женской привлекательностью и коварством. (Позже Мы обсудим влияние Стокера на «Охотников за привидениями»).

Понадобилось некоторое время, прежде чем видение жанра ужасов в кинематографе позволило усовершенствовать снятые ранее фильмы ужасов и всемирные франшизы монстров, в основе же интереса к ним лежала обеспокоенность общества данной проблематикой. Напряженность атомного века отразилась в мрачных научно-фантастических фильмах ужасов; ужасы гонки вооружений стали идеальной питательной средой для фильмов о вторжении инопланетян. Затем выросло новое поколение, воспитанное на комиксах Ec и зловещих черно-белых фильмах о проблемах морали, и начало создавать свое собственное кино. Фильмы ужасов 1970-х годов показывали внутренние проблемы общества, но не находили для них решения. Фильм «Техасская резня бензопилой» Тоби Хупера был основан на пост-Вьетнамском синдроме, привыкании общества к зверствам и разложении американских семейных ценностей, в то время как Джордж А. Ромеро в своем фильме “Рассвет мертвецов“ выступал с критикой потребительского менталитета толпы.

В это время канадский режиссер Дэвид Кроненберг начал исследовать влияние на зрителей фильмов ужасов, в которых проводились эксперименты над человеческим телом. В обоих его фильмах – «Судороги» и «Бешенство» – эксперименты ученых приводят к возникновению инфекций, сексуальным отклонениям, а также физическому и социальному разложению. Правой рукой Кроненберга в обоих фильмах был продюсер Иван Рейтман.

Вот тут, как говорится, мы и подошли к самому главному.

Она лает, она брызжет слюной

Любое обсуждение места «Охотников за привидениями» в фильмах ужасов должно начинаться с фильма “Изгоняющий дьявола”, феноменально успешного фильма Уильяма Фридкина (1973 год) и основанного на бестселлере Уильяма Питера Блэттти (1971 год). Хотя авторы “Охотников за привидениями” редко прибегают к прямому пародированию, этим приемом они пользуются очень успешно. И действительно, учитывая влияние, которое оказал на публику фильм «Изгоняющий дьявола», было бы трудно отказаться от этого приема.

ohotniki za prividenijami kak sverhestestvennyj uzhas 1024x573 - Охотники за Привидениями как Сверхъестественный Ужас
А вот кадр не из “Охотников за привидениями”

Трудно не заметить, что в обоих фильмах прослеживаются аналогичные места и события: Мы видим университет и дом с привидениями, демон с Ближнего Востока, преследует невинную женщину. Люди, которые могут ее спасти, хотят, чтобы все было на законных основаниях, и сражаются с бюрократами и устаревшими стереотипами. Здесь нужно поменять экзорцистов на охотников.

Естественно, сильнее всего отсылка к фильму заметна в сценах одержимости. Прекрасный певучий голос Зуула в теле Даны напоминает характерный скрежет Пазузу, которым была одержима Риган Макнил, и, конечно же, знаменитая сцена Риган, парящей над своей кроватью, также присутствует в Охотниках за привидениями. Кроме того, как отмечают любители деталей, надпись “Венкман гори в аду” также является отсылкой к не менее известной реплике Риган.

В общем и целом, все лежит на поверхности, но есть забавные мелочи, обнаружить которые могут лишь самые наблюдательные. Мы видим один из таких комических трюков, когда охотники за привидениями приходят в разрушенную квартиру Даны; среди обломков в коридоре находится непонятно откуда взявшийся детский трехколесный велосипед, что может быть намеком на “Знамение” Ричарда Доннера или “Сияние” Стэнли Кубрика.) Это может быть фильм, показывающий фанатов «Субботним вечером в прямом эфире» и сериала “SCTV”,. Важно не то, что в фильме «Охотники за привидениями» пародируют «изгоняющего дьявола», а то, как при этом искажается фильм.

Герой фильма 1973 года был человеком верующим; в 1984 году он был ученым, намеревавшимся заработать деньги. Меррин и Каррас спешат на помощь парящей Риган, желая спасти ей жизнь, тогда как план Венкмана на вечер состоял в том, чтобы сходить на свидание. Центральные темы фильма «Изгоняющий дьявола» – вина, сомнение и страх перед бессмысленным миром. В 80-е годы Охотники за привидениями не боялись никакого экзистенциального кризиса. его герои больше озабочены тем, чтобы случайно не уничтожить Вселенную, чем размышлениями о том, стоит ли ее спасать.

ohotniki za prividenijami kak sverhestestvennyj uzhas 1 1024x568 - Охотники за Привидениями как Сверхъестественный Ужас
За огромную проделанную работу – огромный гонорар

Действительно важную связь между фильмами «Охотники за привидениями» и «Изгоняющий дьявола» не так легко разглядеть. Фридкин и Блэтти снимают в соответствии с ” теорией Домино”; сцена за сценой проходит без малейшего намека на сверхъестественное, убаюкивая ничего не подозревающего зрителя, и изображая подробный домашний портрет семьи Макнилов. Однако затем темп фильма «Охотники за привидениями» становится головокружительным, в результате мы знакомимся с Риган и ее семьей и волнуемся за них еще до того, как их жизнь превращается в ад.

Как отмечает Фридкин, «фильм должен был представлять собой абсолютно реалистичный взгляд на необъяснимые события. Он должен был быть абсолютно безупречным в своем представлении реальных людей на фоне реальных событий».

Особый интерес представляет то, как незаметно в обоих фильмах искажаются образы героев и их прошлое. Оба фильма сняты с легким пурпурным оттенком, и едва заметная, необъяснимая странность пронизывает каждый кадр. Фильм «Охотники за привидениями» был снят в более широком ракурсе – соотношение сторон 2,35:1 по сравнению с 1,85:1 в фильме «Изгоняющий дьявола». При всех своих ужасах из потусторонних миров фильм Фридкина повествовал об истории главного героя. В «Охотниках за привидениями» упор делается на приключения.

ohotniki za prividenijami kak sverhestestvennyj uzhas 2 1024x576 - Охотники за Привидениями как Сверхъестественный Ужас
Нет никакой Риган, только Пазусу

Я думаю, в этой квартире будут большие неприятности

Если “Охотники за привидениями” – это фильм ужасов (а я знаю, что это ставится под ставится под вопрос), то нужно спросить: чего мы боимся?

При анализе литературы ужасов становится понятным, что она должна вызывать всеобщий страх смерти. Но в «Охотниках за привидениями» он отодвигается на задний план; и только в образе Гозера человечество ощущает более реальную угрозу, чем слизь, а в половине случаев охотники за привидениями причиняют больший ущерб, чем призраки. Более того, в фильме также отвергается любое толкование загробной жизни как источника страданий или мучений. Есть несколько потерянных душ, обреченных бродить по земле, нет существ, проклятых и вынужденных терпеть адский огонь; большинство же привидений, кажется, отменно веселятся.

Но в таком случае, что мы подразумеваем под “привидениями”? Армия Гозера не ограничена привидениями, в смысле душами умерших; в фильме изображается целый ряд призрачных видений, от тех, кто раньше был человеком (библиотечный призрак, призрак сна) до откровенно фантастических (существа, поднимающиеся из метро). Джон Белуши, признавайтесь, Слаймер когда-то был человеком? Если да, то была ли у этого человека зеленая кожа, и куда делись его ноги?

ohotniki za prividenijami - Охотники за Привидениями как Сверхъестественный Ужас
Ужасающее напоминание о человеческой смертности

Нет, поколение X не слишком беспокоилось о смерти или напоминаниях о ней. Это фильм о культуре, носители которой утверждают, что они знают лучше, чем древние. Люди зовут охотников на помощь не потому, что привидения опасны, а потому, что они надоедливы и вездесущи. Призраки – в высшей степени нежелательные существа. Как в рекламе, так и в лифте, наши герои предстают истребителями, выслеживающими крупную породу тараканов. Вторжение призраков, это, в конце концов, одна большая проблема нимби.

В этом низведении потустороннего ужаса до уровня мелких неприятностей нет ничего нового. Оскар Уайльд делал подобное в своем первом опубликованном рассказе “Кентервильское привидение” в 1887 году. Мы почти видим Билла Мюррея в роли отца, который, когда слышит зловещее лязганье призрачных цепей, предлагает смазать их машинным маслом.

В “Охотниках за привидениями” под угрозой оказывается не жизнь, а способ ее прожить. Изображение в фильме культовых мест Нью-Йорка, маленьких районов и жертв среди аристократов критикует самый привлекательный образ жизни той эпохи. Фильм снят в типичном для Рамса стиле, в котором высшие классы принимают удар на себя, поскольку вся власть и все богатство в мире не могут помочь им справиться с собственными паразитами. Призраки не живут в шатких викторианских особняках и не портят милых маленьких девочек в Джорджтауне; они нацелены на мечты американцев 1984 года, голосующих за свои устремления и наслаждающихся образом жизни богатых и знаменитых. Дана не живет в угловом пентхасе, который является местом сосредоточения призраков, а именно это место появилось благодаря призракам

Американская слепота или, по крайней мере, относительное безразличие к классовому сознанию – неотъемлемая часть 80-х годов, где правит рейганомика, а Майкл Дуглас войдет в историю своей цитатой: “жадность, за неимением лучшего слова, – это хорошо.” Неудивительно, что общественность понимает, что конец света может быть близок. Социальный переворот немыслим.

В этом есть какой-то смысл для тебя?

Действительно, отрицание нашего чувства естественного порядка вещей – это способ Гозера причинить нам боль. Отдавая предпочтение типичной дионисийской ценности хаоса, Гозер разрушает общую структуру цивилизованной жизни, прежде чем начинает разрушать фундамент. (Ее история и местонахождение предполагают совпадение с вызывающей монстров Вавилонской богиней хаоса Тиамат; однако в видеоигре «Охотники за привидениями»2 (2009) мы видим, что эти двое были врагами. По причине профессиональной ревности, надо полагать.)

Первая сверхъестественная сцена в фильме – перемешать несколько книг; вторая сцена более враждебная,- разбросать и перемешать все формуляры, конечная цель суетливого регулирования и организованности, в считанные секунды превращенная в руины. То, что мы когда-то Знали, приобрело другой смысл, факты перемешались, но несмотря на этот хаос, нет скрытого подтекста, и это проливает новый свет на то, почему первой мишенью фильма является пожилая библиотекарша, а не типичная горячая красотка из фильма ужасов: призраки охотятся не за нашими женщинами, а за нашими мыслями. Как Джордан Стоукс из OverthinkingIt.com ” мы иногда осознаем – и обычно пугаемся – границы

и пределы сознательного мышления. Вот к чему обращаются эти сцены в “Охотниках за привидениями”: не к Фрейдовскому подсознанию, а к Лакановскому реальному”.)

ohotniki za prividenijami kak sverhestestvennyj uzhas 3 1024x469 - Охотники за Привидениями как Сверхъестественный Ужас
Нарушение порядка вещей

Точно так же в увлекательной колонке “Not Coming to a Theater Near You”, Чиранджит Госвами пишет: “Учреждение, в котором собраны и упорядочены знания”, “приходит в полный беспорядок. Последующий мистический хаос … ставит в тупик ученых, которые гордятся тем, что объясняют мир с помощью логики и разума.” Тезис Госвами заключается в том, что фильм, по сути, рассказывает о том, что мы стремимся к организованности, и о том, как мы сопротляемся, когда ей угрожают: “хотя обычно считается, что институты науки и религии расходятся в своих взглядах, они позволяют своим теоретикам и практикам осмыслять окружающий мир с помощью расходящихся методов и, таким образом, по существу стремятся создать порядок из хаоса. «Охотниках за привидениями» с юмором показывается, как именно эти традиционные системы могут реагировать при столкновении с сущностями, которые подрывают фундаментальные принципы обоих институтов.”

Это напряжение между порядком и хаосом соответствует другим дихотомиям, исследованным в фильме, и многое из этого легко заметить, хотя инцидент с “симметричной укладкой книг” заслуживает особого упоминания: в хаотичности следа призрака обнаруживается гротескный порядок, своего рода лежащий в основе образец, который дразнит теоретиков хаоса в толпе. Станц цитирует аналогичный случай во время “Филадельфийской массовой турбулентности 1947 года”; Венкман упрекает Станца не только за его энтузиазм по поводу кучи книг, но и за попытку отыскать в ней что-то логичное. Только люди могут складывать книги подобным образом.

Как только Охотники за привидениями начинают работать совместно, вооружившись наукой и оборудованием, они встречают своего первого врага – Слаймера, который представляет собой враждебное бессознательное существо. Смущение управляющего отелем из-за того, что он подвел своих гостей, почти ощутимо, и он заплатит сколько угодно, чтобы этот надоедливый маленький призрак не испортил тщательно спланированный Полуночный фуршет гильдии Истсайдского Театра. Забавно, что начинающие Охотники за привидениями в эту ночь наносят больше вреда, чем их добыча.

После” волшебного ” монтажа, отмеченного всевозможными разрушениями, Охотники за привидениями и правительство объединяются для организованного наступления на Запад Центрального парка. Там динамика игры порядка-хаоса смещается; теперь речь идет не о правилах вежливого общества, а о базовых основах знания и понимания.

Такие вещи встречались в ужасах и раньше.

Нет! Этого не может быть!

Если можно сказать, что Охотники за привидениями соответствуют какой-либо традиции ужасов, то это будут работы Г. П. Лавкрафта. Его произведения создали холодную и почти нигилистическую вселенную, суровую и чуждую, в которой люди и человечество ничтожны и ужасающе смертны. Главный герой, типичный для рассказов Лавкрафта – рациональный человек, рожденный в эпоху рационального мышления. В поисках порядка он узнает вещи, которые никогда не должны быть изучены. Наши научные стремления и достижения, как предупреждает Лавкрафт, неумолимо приведут нас к знанию, которому мы, возможно, психологически не в состоянии противостоять.

ohotniki za prividenijami kak sverhestestvennyj uzhas 4 1024x341 - Охотники за Привидениями как Сверхъестественный Ужас
Увиденное забыть невозможно

 

Осознание Лавкрафтом упадка западной цивилизации и надвигающегося разложения, ставит его взгляды рядом со взглядами Иво Шандора, считающего общество “слишком больное, чтобы выжить”. Его политика и его пессимизм были частично подпитаны трудами противоречивым историком Освальдом Шпенглером, известному веселый двухтомник “Закат Европы”, его имя носит также некий вымышленный парапсихолог.

Как и подобает стилю фильма, темы разворачиваются медленно, но даже коронные лавкрафтовские моменты мы распознаем только тщательно ознакомившись с творчеством писателя. Открытие Даной скрытого измерения в ее холодильнике – это отсылка к Лавкрафту: она переживает то, что не в состоянии понять или даже адекватно описать, а единственными жизнеспособными человеческими реакциями на пережитое являются страх и безумие. Неторопливое построение гозеровских мифов, намекающих на устоявшуюся ученость и первоисточники, отражает тщательно продуманное мироустройство художественной литературы Лавкрафта. Действительно, взаимосвязанная Вселенная Лавкрафта и непоколебимая приверженность его мрачным взглядам делают Ктулху и Йог-Сотота настолько правдоподобными, что простительно думать, будто “Некрономикон” – это настоящая книга, предположительно от того же издателя, что и “духовный наставник” Тобина.

ohotniki za prividenijami kak sverhestestvennyj uzhas 5 1024x683 - Охотники за Привидениями как Сверхъестественный Ужас
Студент классики

“Охотники за привидениями” не объявляют о каком-либо влиянии Лавкрафта на фильм, но оно присутствует повсюду. Во-первых, существа автора, кажется, выделяют ужасно много слизи. Даже номенклатура фильма смущающе лавкрафтовская; такие имена, как Гозер, Зуул и Волгус Зилдрохар, демонстрируют нам тот же древний, не Западный авторитет, что и Азатот и Й’голонак. Когда Винц Клорто описывает гигантского Слоара, питающегося “шабами”, образованный кинозритель вполне может подумать, имеет ли он в виду темных потомков Шуб-Ниггурата.

Чтобы наиболее полно отразить все отсылки к Лавкрафту, Потребовалось бы снять целый мультсериал. Эпизод второго сезона показывает определенно лавкрафтовскую демоническую сущность, считающуюся более могущественной, чем Гозер, и даже цитирует автора и его сторонников. Название эпизода: “Культ Катулу” – по-видимому, даже самый чудовищный из сверхъестественных страхов меркнет по сравнению с человеческим страхом судебных исков.

Неумолимый мальтеизм Лавкрафта более чем подтверждается Гозером, Богом, чье отношение нисшим расам оказывается безжалостным. Как и многие злые божества автора, путешественник – многомерное существо, посягающее на наш мир, и ее пренебрежение людьми как “субсотворениями” усиливает Лавкрафтовское восприятие бессилия и неуместности человеческой расы.

Тем не менее, Гозер, кажется, приносит некоторую пользу для человечества, хотя бы как необходимый инструмент, при помощи которого люди могут ускорить собственное уничтожение; иначе почему бы субсотворению было предоставлено священное задание выбрать облик Разрушителя? Этот решающий момент – вершиной не только комического направления фильма, но и его лавкрафтовских тем.

Квинтэссенция Лавкрафтовского зла приходит в форме жуткой мерзости, вызванной из какого-то неизвестного и, возможно, непознаваемого запредельного, чтобы рассеять безумие, отчаяние и истерию. Само существование часто неописуемого существа разрушает все предвзятые представления о Вселенной, оскорбляя основные принципы рационального и эмоционального понимания человеком своего мира. Это невыразимое зло непостижимых размеров, воплощение всего того, что – одним словом – неправильно.

Таков зефирный человек

ohotniki za prividenijami 1 - Охотники за Привидениями как Сверхъестественный Ужас
Ужас за гранью понимания

Реакция Спенглера на приближающегося зефирного человека — “я в ужасе и не могу мыслить – самая краткая отсылка к Лавкрафтовскому космическому ужасу, какую только можно себе представить. Бестолковая регрессия Станца – еще одна распространенная реакция. И, конечно, это создает отличную комедию. Сам Лавкрафт в своем эссе “духовный ужас в литературе” отмечает, что есть место для ” причудливой или юмористической истории о привидениях, где формализм или авторское знающее подмигивание устраняют истинный смысл до ужаса неестественного”.  Гениальность охотников за привидениями в смешении ужаса с юмором и знании, что подмигивание – это последний элемент, который нужно добавить.

И все же зефирный человек – это нечто большее, чем просто отсылка к какой-то конкретной работе. Само принуждение жертвы “выбрать облик разрушителя” проясняет цели литературы ужасов: сделать реальными наши внутренние потрясения, и озвучить то, что мы не можем выразить. Зефирный человек – это буквальное проявление наших самых сокровенных страхов —или, по крайней мере, страхов Станца.

Знаменитое вступление Лавкрафта к эссе «Духовный ужас в литературе» говорит само за себя: “древнейшая и сильнейшая эмоция человечества – страх, а древнейший и сильнейший вид страха – страх перед неизвестным”. Венкман призывает своих коллег очистить головы, ни о чем не думать, но Станц не осмеливается заглянуть в безымянную и подавленную тьму, которая может таиться в его подсознании. Вместо этого он отступает к тому, что ему знакомок своему личному и любимому известному, к временам, в которых царили порядок и безопасность, и когда позже он пытается это объяснить, идея кажется хорошей.

Однако «древний ужас» обычно опровергает рациональное. “Символическое представление вещи не зависит от вещи в себе”, – напоминает нам Стоукс. ” зефирный человек” пугает именно потому, что его вообразили совсем не таким, какой он есть на самом деле”. Эта непохожесть была в значительной степени тем, к чему стремился Станц, несмотря на всю пользу, которую ему принесли различия в представлении. Провалился еще один хороший план.

А вот вам критика фильма того времени: откровенное потребительство в паре с мрачным нигилизмом, посланные, чтобы уничтожить нас всех.

Назовите Это судьбой, удачей, кармой

В соответствии с “теорией Домино” создателей фильма, концепция судьбы входит в фильм, когда он подходит к концу. Все выглядит так, как будто все это время вело к Возникновению зефирноу человеку, и так выглядело это все не без причины: так оно и было.

“Назовите это судьбой.… Я верю, что нам было суждено вылететь из этой забегаловки”, – говорит Венкман в начале фильма, и с этой фразой рождаются Охотники за привидениями; стеная, Станц принимает свою судьбу, и только после этого приходит прогресс. Аналогичная ситуация разворачивается, когда Спенглер предлагает скрестить потоки; Венкман принимает неизбежную смерть и ведет команду в пропасть. Они вырвали победу из пасти поражения. Ошибка Станца, когда он вызвал зефирного человека, заключалась в том, что он пытался спрятаться от ужаса; Охотники за привидениями добиваются успеха только тогда, когда сталкиваются со страхом лицом к лицу.

Охотники за привидениями явно смешивают страх и судьбу, когда обещания Винца Клорто и долгожданные махинации Шандора сбываются. Пророчество из Книги Откровений не только цитируется, но и оказывается неприятно близким к истине. Венкман и Cпенглер предупреждают Пека, что произойдет, если отключить защитную решетку, но он игнорирует их предупреждение, и все, чего боялись, сбывается. “Эти вещи реальны”, – подчеркивает впоследствии Зеддемор мэру: как комично, абсурдно, трагично и верно, что речь об этом заходит во времена, когда зомби водят такси, а стены 53-го участка кровоточат.

“Справляться с реальностью” вполне может быть посланием фильма, основанной на принципе домино или каком-то другом. Снова и снова всплывает что-то странное, и персонажи, которые поступают правильно, вознаграждаются, в то время как тех, кто отказывается от призыва, заставляют страдать. Кассандра бы одобрила. В этом смысле “Охотники за привидениями” отходят от взглядов Лавкрафта; он считал человеческую расу обреченной, судьбу своих персонажей неотвратимой, своих жестоких или безразличных антагонистов слишком пространными даже для понимания, не говоря уже о борьбе. Охотники за привидениями отвергают этот нигилизм в пользу прагматизма и старого доброго американского предпринимательства: в стране свободных людей судьба находится в руках отдельного человека. Когда охотники за привидениями обещают, что они “готовы поверить вам”, они помогают своему клиенту ориентироваться в расширенной реальности современной жизни и справляться с ней через экономику услуг. Ужас начинался как необъятность того, что было там, в ночи, в царстве богов; теперь это в вашем доме, и вы, наверняка, хотели бы избавиться от него.

ohotniki za prividenijami 2 - Охотники за Привидениями как Сверхъестественный Ужас
Решение проблемы ужаса в годы Риган

Рэй, до встречи там, где мы окажемся

Ученые датируют официальное становление хоррора как литературного жанра 1764 годом, который ознаменовался появлением “замка Отранто” Горация Уолпола. Вскоре неизбежно последовала комедия ужасов, во главе которой стояло такое светило, как Джейн Остин: готическая пародия на “Нортенгерское аббатство”, впервые опубликованная в 1803 году, была не только ее первым законченным романом, но и предвестником комической пародии на слишком большое количество описаний мрачных замков и лунных ночей в литературе. Наше желание смеяться так же сильно, как и потребность бояться. Мы хихикаем, как придурки во время фильма ужасов, когда срабатывает нервный защитный механизм; когда нас что-то пугает, мы смеемся над собой за то, что попались на дешевый трюк. Мы вскрикиваем из-за леденящих кровь смертей плохо описанных персонажей, убитых по милости режиссера.

“Охотники за привидениями” прочно вписываются в устоявшуюся кинематографическую традицию комедий об охоте на привидений. Действительно, не в фильме, а в одном из эпизодов сценария, Джо Франклин говорит, что название Охотники “за привидениями” напоминает ему о Бобе Хоупе в «Охотниках за привидениями» 1940 года. Станц указывает на то, что, кроме того, “Ольсон и Джонсон были героями фильма «Ловцы призраков», а Бауэри Бойз – героями таких фильмов как «Ловцы призраков, Задержите это привидение, Спукс сошел с ума», Охотники за привидениями 1946 года, Охотники за привидениями 1957 года».

ohotniki za prividenijami kak sverhestestvennyj uzhas 6 1024x576 - Охотники за Привидениями как Сверхъестественный Ужас
Король ностальгии

Но история охотников за привидениями 1940 года выходит за рамки вырезанной сцены, так как был снят ремейк под названием «Напуганные до смерти», в котором снялись Дин Мартин и Джерри Льюис, в котором Мартин бормочет: “Я охотник за привидениями, так что берегись, разрушитель.” Позже, конечно, некоторые другие комики подхватили этот термин… в 1975 году, для детского телешоу «»Охотники за привидениями»,  продлившегося 1 сезон детского телевизионного шоу “Охотники за привидениями”, в котором Ларри Сторч и Форрест Таккер из »Отряда Ф» сыграли двух детективов, истребляющих призраков с помощью своей милой гориллы.

История продолжается. Микки Маус и его друзья приняли участие в короткометражном фильме “Одинокие привидения” 1937 года, основав агентство истребителей привидений Ajax; “я не боюсь никаких привидений”, – заявил Гуфи. Эббот и Костелло провели большую часть сороковых и пятидесятых годов, встречаясь с Франкенштейном, человеком-невидимкой и мумией. История продолжается.

Как сказал Дэн Эйкройд Дону Шэю в книге “Охотники за привидениями” (и о ней): “У Охотников за привидениями, я думаю, есть свои основные корни в американском юморе и американском кино… каждый снимал фильм о привидениях. Я подумал, что было бы здорово снять такой и в этом десятилетии, добавив обновлений с помощью концепций науки и техники.” С этими концепциями приходит эффективность, и то, что отличает охотников за привидениями от их комических предшественников, заключается в том, что они действительно выполняют свою работу. Охотники за привидениями перестают подсмеиваться над некомпетентностью своих героев после их первого ареста. (Ну, в основном.) И поэтому создатели фильма могут ввести больше элементов ужаса, потому что наши герои “могут справиться с этим”. и от этого нам не так страшно.

Ведь хорошая комедия ужасов должна быть и хорошим хоррором, и хорошей комедией, при чем за счет шуток, а не за счет сюжета; только в фильмах меньшего масштаба забывают, что нет легкомыслия без серьезности. Это верно для любой комедии, смешанной с другими жанрами, конечно: мы смеемся над комическими выходками «Кто подставил кролика Роджера» и Нео-нуарной пародией на сцену с рыбой в Китайском квартале, но будь мы прокляты, если заодно не симпатизируем мультяшкам. “Доктор Стрейнджлав” Стэнли Кубрика производит особое впечатление потому, что острая сатира идет по пятам за слишком драматичной предостерегающей историей. Говорят, что Кубрик даже не уведомил Слима Пикенса, что он снимает комедию.

Комедия ужасов позволяет испытывать острые ощущения как на американских горках, но при этом обещает, что все будет хорошо. Охотники за привидениями просто поднимают эти приятные ощущения на новый уровень, пополняя ряды хороших парней. Те, кто испытывает облегчение, когда Дракула рассыпается в прах или на то, как изгоняют Пазузу, утешатся предложением охотников за привидениями доставить ту же радость, стоит только им позвонить. Правила изменились: вот нас квантовым скачком приближают к победе над нашими страхами, и мы наконец-то можем их контролировать. Охотники за привидениями открыли огонь по «Гремлинам». Это было хорошее лето для комедий ужасов, но плохое время для фильмов ужасов.

Оба фильма попадут в первую десятку отечественных кассовых сборов 1984 года. Ни один “традиционный” фильм ужасов не достиг бы таких результатов. Действительно, последним фильмом в этом жанре, попавшим в десятку лучших, был “Полтергейст” 1982 года, над которым работал Стивен Спилберг. Среди фильмов о сверхъестественном не осталось суперхита, если только этот жанр не смешивали с другим, более привлекательным. После охотников за привидениями зрители не будут хорошо относиться к призракам, пока не выйдет фильм «Привидение»

Все изменилось. Хоррор 1980-х годов ознаменовался появлением кинофраншиз в жанре слэшер: восемь фильмов “Пятница 13-е”, четыре сиквела на «Хэллоуин» и первые пять фильмов “Кошмар на улице Вязов”. Конечно, были и сверхъестественные элементы, но клинки и кровь одержали верх над упырями и призраками.

Все эти тенденции, раскрывают перед нацию, готовую смеяться над демонами извне, но боящуюся окружающего мира. Ужас вернулся домой. Великое зло обитало не в готическом поместье или на уединенном кладбище, а по соседству с нами. В этом контексте Охотники за привидениями кажутся не такими смешными; общество с его инновациями и предпринимательством увидит, как человечество спасет свой мир от могущественных богов, только чтобы вернуться домой и быть убитым. Так мы для этого победили Империю Зла, чтобы править как сверхдержава, которая не может привести в порядок свой собственный дом? В любом случае, где же истинный ужас?

Конечно, после 80-х сверхъестественные страхи время от времени возрождались. К таким возрождениям можно отнести псевдо-документальный прорывной проект “ведьма Блэр” в 1999 году и, десятилетие спустя, фильм «Паранормальные явления». Попав под влияние более новой, более грубой эстетики, «Universal» обновила свои старые, не соответствующие новым веяниям фильмы ужасов, пересняв «Мумию и Ван Хельсинга» и превратив их в прибыльные блокбастеры. Но кровавые бойни никогда не смягчались; наоборот, когда легенда жанра Уэс Крэйвен раскритиковал классические клише, сняв сагу «Крик», это только разожгло аппетит аудитории к слэшерному кино, инновационному или нет. 2000-е годы ознаменовались подъемом движения “порно пыток”, поскольку такие кинофраншизы как “Пила” и “хостел”, популяризировали новую виртуозность кинематографического садизма. Затем последовала волна перезапусков. Между 2007 и 2010 годами появились ремейки таких слэшеров 1980-х, как «Хэллоуин, Пятница 13-е и Кошмар на улице Вязов», но ни один из них не сняли лучше оригинала, и это действительно ужасно.


Тем не менее, даже когда чистый сверхъестественный ужас сошел на нет, из этого жанра возник целый ряд произведений гибридных ужасов. «Сумерки», как книги, так и фильмы, вдохновили, кажется, на создание бесконечного числа произведений о вампирах, место действия которых выходит за границы Трансильвании. Шведская история о потерянной наивности «Впусти меня», захватила воображение участников кинофестиваля; по телевидению “Настоящая кровь” Алана Болла предлагала захватывающую дух сагу в Южных готических традициях. В то время как вампиры проникли в самую душу, другие фавориты десятилетия –  упыри и зомби отошли на второй план. В 2004 году “Зомби по имени Шон” Эдгара Райта превратил Зомби комедию в общеизвестное слово, а пять лет спустя роман сета Грэм-Смита “Гордость, предубеждение и зомби” открыл музыкальную тенденцию мэшапа в литературном мире. За прошедшие годы было снято много фильмов про зомби, поэтому фильм Рубена Флейшера “Добро пожаловать в Зомбилэнд” 2009 года начали снимать, когда мир же начал уставать от постапокалиптических фильмов, но было пригласить известного актера, чтобы он сыграл самого себя, и это определило исход дела, и есть ощущение космического порядка, когда через двадцать пять лет после выхода “охотников за привидениями», актеры собираются в доме Билла Мюррея, чтобы посмотреть «Добро пожаловать в Зомбилэнд». .. – О, это так волнующе, ты скоро узнаешь, кого собираешься навестить, – шепчет Джесси Айзенберг озадаченной Эбигейл Бреслин. Поколения спустя все еще нет лучшей комедии ужасов, которую можно было бы посмотреть, даже когда вы в ней участвуете.

Возможно, «Охотники за привидениями» считаются фильмом ужасов, потому что бросает взгляд на духовное смятение в «Изгоняющем дьявола» и говорит:»Да, мы обошли эту тему стороной».

ohotniki za prividenijami 1 1024x576 - Охотники за Привидениями как Сверхъестественный Ужас
Шестое Чувство

Пятнадцать лет спустя проект “Ведьма из Блэр” разжег огонь спекулятивного ужаса, но главным сверхъестественнымпрорывом того года стал психологический триллер “Шестое чувство”. Десятилетие, которое началось с «привидения», закончилось еще одним слиянием паранормального и личного. В конечном итоге, и в «Привидении» и в «Шестом чувстве», мертвые принимают свою судьбу и переходят в новую загробную жизнь, отражая, возможно, человечество, выходящее за пределы своего страха смерти, и просто беспокоясь о возможности того, что это может быть ускорено каким-то ужасным сюрпризом. (Лучше всего об этом говорит старая шутка Вуди Аллена: “дело не в том, что я боюсь умереть. Я просто не хочу быть там, когда это произойдет.”)

А на фоне всего этого – Охотники за привидениями. Еще не владыка двух миров, комедия, построенная на основе ужаса, уничтожает те самые страхи, которые в ней присутствуют. Возможно, итогом является ответ ужасу прошлого, но ничего не говорящий о будущем. В Охотниках за привидениями II герои предстают жертвами собственного успеха. Они побеждают всех привидений и остаются без средств к существованию из-за отсутствия работы. Врагом, с которым они столкнулись, была не какая-то внешняя угроза из других измерений, а гнев и гниль Нью-Йорка в конце 1980-х. Город, который никогда не спал, вызывал свои собственные кошмары, и угроза была внутренней.

В этом скрытая ирония охотников за привидениями. Может быть, настоящий ужас заключается в том, что бояться особо нечего.

Перевод: Dina Besseberg

Оригинал: www.runleiarun

Автор: Адам Берточчи

Jonathan Adams Smith
Jonathan Adams Smith

Бесконечный и неутомимый фанат лавкрафтианы и хоррор тематики, сквозь время и пространство поддерживающий и развивающий сие тему в России и странах СНГ.

Похожие Статьи
Оставить комментарий